Jump to Navigation

ЛЧЦ

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: «Стратегия управления» и ликвидация неравенства в соотношении сил российской и других ЛЧЦ

Безопасность страны – единая система, которую надлежит постоянно
всесторонне укреплять и перестраивать для повышения адаптивности[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 
Стратегия национальной безопасности России в XXI веке неизбежно исходит из признания качественного неравенства в соотношении сил в мире между ней и ведущими мировыми субъектами, прежде всего, западной ЛЧЦ, которое измеряется десятками раз. Это простое признание означает, как минимум, что:
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Влияние базового сценария развития ВПО («Сценария № 3») на развитие стратегической обстановки (СО) в Евразии

Самые значительные конфликты будущего развернуться вдоль
линий разлома между цивилизациями[1]
 
С. Хантингтон, политолог
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Наиболее вероятный вариант сценария развития военно-политической обстановки (ВПО) под влиянием отношений между ЛЧЦ

… тому, кто будет господствовать в Северной Америке, фактически
гарантирована роль доминирующей мировой державы. В XXI в.
(как минимум) такой державой будут США[1]
 
Дж. Фридман, политолог
 
Грядущий конфликт между цивилизациями – завершающая фаза
эволюции глобальных конфликтов в современном мире[2]
 
С. Хантингтон, политолог
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Степень изменения отношений между ЛЧЦ и центрами силы, как фундаментальная основа выбора сценария развития МО

Вероятное развитие отношений между ЛЧЦ зависит от двух фундаментальных обстоятельств:
 
Во-первых, скорости изменения в соотношении сил между ЛЧЦ и центрами силы.
 
Во-вторых, политики лидеров ЛЧЦ и центров силы, в данном случае, – США, КНР, Индии, Ирана, Саудовской Аравии, Германии, Индонезии, России и нескольких других стран.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Значение ЛЧЦ в развитии конкретного сценария ВПО

Когда превосходство Запада исчезнет, большая часть
его могущества просто-напросто испарится, а остаток
будет рассеян по региональному признаку между основными
цивилизациями и их стержневыми государствами[1]
 
С. Хантингтон, американский философ
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Развитие сценария военно-политической обстановки (ВПО) в мире под влиянием доминирующего сценария противоборства ЛЧЦ в XXI веке

В XXI веке успешными будут государства, способные воспользоваться историческим опытом
для интеграции современных показателей силы и жизнеспособности[1]
 
А. Цыганков, профессор Калифорнийского университета
 
Война – это вооруженное столкновение между двумя независимыми политическими единицами
с использованием организованной военной силы в целях проведения государственной политики[2]
 
К. Клаузевиц
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Создание новой военной организации России, способной противостоять западной военно-политической коалиции

Мы имеем дело с зарождающейся идеологией,…
которая может послужить для значительной
части населения России способом определить
свою национальную идентичность на новом
историческом этапе развития[1]
 
Авторы предисловия
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Влияние международных акторов на формирование ЛЧЦ и их коалиций

Значение международных акторов в ХХI веке представляется крайне противоречивым. Если традиционные институты очевидно слабеют, то относительно новые – стремительно усиливаются. Обращает внимание, например, рассуждения Г. Бордычева, где, в частности, говорится о том, что «Сегодня универсальные и даже региональные институты сталкиваются с серьёзными проблемами и вызовами, важнейший из которых – попытки отдельных государств или союзов государств использовать международные институты для своих эгоистических целей.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Международные институты и другие акторы: роль и влияние в ЛЧЦ и на ВПО

Значение и роль международных, региональных и национальных акторов[1] на формировании МО и ВПО стало общепризнанным в новом столетии, хотя социальные и национально-освободительные революции ХХ века уже превратили эти организации в субъектов формирования МО в ХХ веке. Принципиальная разница в их роли – способность основных субъектов (государств) использовать эти акторы в отношениях между собой, которая превратила их в инструмент внешней и военной политики.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Военно-политические коалиции и ЛЧЦ

Самый больной вопрос для России – её несоответствие масштабам и возможностям будущих центров силы и коалициям. Прежде всего экономическим и демографическим: каждая из основных ЛЧЦ и их коалиций будет насчитывать порядка 1500 млн. человек и производить от 10–12% мирового ВВП, обладая огромными возможностями развивать национальные ОПК и вооруженные силы. Учитывая же опережающий рост человеческого капитала этих ЛЧЦ и взрывные темпы технологического развития, это несоответствие российских возможностей и возможностей основных ЛЧЦ становится поражающим воображение.

Страницы

Subscribe to RSS - ЛЧЦ


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.