Jump to Navigation

политика

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Изменения в политике, стратегиях и концепциях государств: от публичной дипломатии к «новой публичной дипломатии»

«гибридная реальность» – сращивание физической и виртуальной реальности[1]
 
Ю.Осипов, профессор
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Возможность дальнейшего повышения эффективности политики стратегического сдерживания России в условиях усиления военно-политического давления Запада

В целях обеспечения стратегического сдерживания… разрабатываются и реализуются
взаимосвязанные политические, военные, военно-технические, дипломатические,
экономические, информационные и иные меры, направленные на предотвращение
применения военной силы…[1]
 
Стратегия национальной безопасности России (в редакции 31.12.2015 г.)
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Пределы роста военного бюджета России

С 2020-х годов начнется повышательная волна шестого Кондратьевского цикла, на основе НТР-21
и базисных инноваций ускоряется темп экономического развития в мире[1]
 
Ю. Яковец, Е. Растворцев
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Укрепление стратегического сдерживания новыми системными национальными средствами в новых условиях

Одной из наиболее доступных для непосредственного измерения
социальных величин является численность людей[1]
 
Авторы работы «Законы истории»
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Политика cтратегического сдерживания России в новых условиях развития ВПО после 2018 года

Ядерная катастрофа могла начаться случайно, по оплошности одного человека –
этот страшный урок я никогда не забуду[1]
 
У. Перри, бывший министр обороны США
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Терроризм и экстремизм как средство политики «силового принуждения» России

Скользкий путь вниз начался… с преждевременного расширения НАТО[1]
 
У. Перри, бывший министр обороны США
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новая роль «мягкой силы»

«Мягкая сила» как результативный инструмент внешнеполитического влияния в условиях перехода к многополярности[1].
 
Переход к многополярности, по сути являющейся альтернативой концепции развития мирового сообщества, разработанной в рамках Вашингтонского консенсуса (1992 г.), особенно сложно воспринимается правящими элитами ряда стран, которые считают себя победительницами в холодной войне.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Многовариантность политики «силового принуждения»

Иногда складывается впечатление (бессознательно, но, чаще всего, под внешним воздействием), что в западной ЛЧЦ существуют отдельные элитные влиятельные группы и социальные слои, которые выступают за альтернативный сценарий развития МО в будущем, что на Западе происходит некая борьба за то, чтобы конфронтацию, противоборство с Россией перевести в плоскость сотрудничества[1]. Эта тема особенно популярна становится накануне выборов в США или в Европе.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Критерии наибольшей эффективности политики стратегического сдерживания России до и после 2025 года

… как показывает опыт всех без исключения ролевых игр, люди, находящиеся у власти,
всегда реагируют на конкретную тактическую угрозу, а не на отдаленную проблему[1]
 
С.Переслегин и Е. Переслегина
 
… на самом деле, оно, это будущее, не «должно стать», а уже стало[2]
 
Ш. Султанов, политолог
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегическое сдерживание и стратегическая стабильность

В этой связи приобретают исключительно важное значение такие понятия как «стратегическое сдерживание» и «стратегическая стабильность», которые становятся центральными в стратегии национальной безопасности России до 2024 года. Стратегическое сдерживание отнюдь не гарантировало стратегическую стабильность в период после 1990 года. Наоборот. В эти годы войны стали нормой, а применение ВТО – характерный чертой политики новой западной коалиции.
 

Страницы

Subscribe to RSS - политика


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.