Jump to Navigation

стратегического сдерживания

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Переход от концепции стратегического сдерживания к концепции стратегического управления как первый шаг новой Стратегии национальной безопасности

… не обольщайтесь: не с каждым врагом возможен компромисс,
с некоторыми нельзя идти ни на какие уступки[1]
 
Р. Грин, военный теоретик
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Модели политики «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» России

На практике оказывается, что «не стреляющие» средства вооруженной борьбы, к которым
относится, например, инсценирование рисков и угроз в социальных сетях, оказываются
и более опасными, и более эффективными, чем традиционные средства огневого поражения[1]
 
С. Кравченко, А. Подберёзкин, социологи
 
 
Две политики – «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» достаточно
принципиально отличатся друг от друга по целому ряду важнейших особенностей[2].

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новые внешние условия формирования политики стратегического сдерживания Россией в XXI веке: «гибридная реальность»

Необходимо заранее организовывать сторонников, активно привлекать
на свою сторону элиты, молодежь, потенциальных лидеров[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Основные противоречия концепции «стратегического сдерживания» России

Военная доктрина России, принятая в декабре 2014 года, содержала несколько новых элементов[1]
 
Russia Military Power. 2017
 
 
 
Действительно, стратегическое сдерживание и новый вариант военной доктрины России, сформулированные в 2014–2015 годах в новых редакциях Стратегии национальной безопасности[2] и Военной доктрины России, несли в себе несколько существенных отличительных черт, прежде всего, раскрывающих возможности неядерного и невоенного в целом сдерживания противника.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Необходимость реорганизации процесса принятия решений в интересах стратегического сдерживания

В МИДе и других органах власти России не существует объединенной системы информации, которая могла бы быть аналогичной системе Минобороны России. Поэтому де-факто сложилась ситуация, когда системы данных МО и МИД существуют параллельно и во многом дисперсно, что значительно осложняет процесс принятия решений. Так, в МИДе существует достаточно подробная и уникальная информация по отдельным странам и регионам, но общестратегическая информация, характеризующая, например, военно-политическую обстановку (ВПО) в мире, по понятным причинам, не концентрируется.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Укрепление стратегического сдерживания новыми системными национальными средствами в новых условиях

Одной из наиболее доступных для непосредственного измерения
социальных величин является численность людей[1]
 
Авторы работы «Законы истории»
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Укрепление стратегического сдерживания традиционными политико-дипломатическими средствами

Уже предлагалось разделить средства укрепления стратегического сдерживания на традиционные и новые, не традиционные, которые, в свою очередь, разделить на внутренние и внешние.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Политика cтратегического сдерживания России в новых условиях развития ВПО после 2018 года

Ядерная катастрофа могла начаться случайно, по оплошности одного человека –
этот страшный урок я никогда не забуду[1]
 
У. Перри, бывший министр обороны США
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Обеспечение интересов развития России в ХХI веке средствами стратегического сдерживания

К сожалению, можно только поддержать вывод об усилении эскалации и предложить вариант развития силового сценария МО после 2021 года как продолжение наиболее вероятного действующего варианта сценария. Естественно, с некоторыми корректировками, которые однако, не меняют, как минимум, до 2040 года общей направленности развития этого варианта[1].
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Критерии наибольшей эффективности политики стратегического сдерживания России до и после 2025 года

… как показывает опыт всех без исключения ролевых игр, люди, находящиеся у власти,
всегда реагируют на конкретную тактическую угрозу, а не на отдаленную проблему[1]
 
С.Переслегин и Е. Переслегина
 
… на самом деле, оно, это будущее, не «должно стать», а уже стало[2]
 
Ш. Султанов, политолог
 
 

Страницы

Subscribe to RSS - стратегического сдерживания


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.