Jump to Navigation

стратегия

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Политический выбор правящей элиты России как выбор наиболее эффективной модели противоборства: роль институтов развития НЧК (на примере решений Совбеза 22.11.2019)

Война ведётся всеми средствами: не только силой оружия, но
также средствами пропаганды и экономического воздействия[1]
 
В. Кейтель, генерал-фельдмаршал Германии
 
 
 
Есть два основных компонента, крупных блока, которые определяют решения, это
оценка самого себя и оценка вероятного противника. При этом оценка самого себя,
получение знания о реальном положении дел в собственных вооруженных силах,
в оборонной промышленности и науке – задача не менее сложная, чем получение

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Последовательность развития МО-ВПО и СО

Формирование ВПО требует изначально анализ и стратегический прогноз не только политики западной военно-политической коалиции, но и анализа других факторов и тенденций, прежде всего, реальной политики ведущих государств, коалиций и ЛЧЦ[1]. Общая логика построения анализа развития военно-политической обстановки в мире строится поэтапно на трех уровнях:
– Первый уровень: анализ и прогноз развития международной обстановки (МО), которая является следствием взаимодействия всех факторов и тенденций, формирующих МО-ВПО;
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Формирование военно-политической обстановки: силовое противоборство или эффективное государственное управление?

Каким бы ни было противоборство – жестким, мягким, хитрым, прямолинейным
и т. д., его суть остаётся неизменным – силе и навыкам противника вы
противопоставляете свою силу и навыки
 
Кадочников, создатель русской школы рукопашного боя
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новая книга Центра военно-политических исследований МГИМО МИД России — Концерна ВКО «Алмаз-Антей»

К 75-и летию Университета в издательском доме «Международные отношения» вышла новая книга директора Центра военно-политических исследований МГИМО профессора Подберёзкина А.И., посвященная крайне актуальной современной проблеме — эффективной политики стратегического сдерживания России в XXI веке (Политика стратегического сдерживания России в XXI веке: монография / А.И. Подберёзкин ; под редакцией О.Е.Родионова. - М.: ИД «Международные отношения», 2019. - 808 с.).
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: «Стратегия управления» и ликвидация неравенства в соотношении сил российской и других ЛЧЦ

Безопасность страны – единая система, которую надлежит постоянно
всесторонне укреплять и перестраивать для повышения адаптивности[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 
Стратегия национальной безопасности России в XXI веке неизбежно исходит из признания качественного неравенства в соотношении сил в мире между ней и ведущими мировыми субъектами, прежде всего, западной ЛЧЦ, которое измеряется десятками раз. Это простое признание означает, как минимум, что:
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Модели политики «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» России

На практике оказывается, что «не стреляющие» средства вооруженной борьбы, к которым
относится, например, инсценирование рисков и угроз в социальных сетях, оказываются
и более опасными, и более эффективными, чем традиционные средства огневого поражения[1]
 
С. Кравченко, А. Подберёзкин, социологи
 
 
Две политики – «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» достаточно
принципиально отличатся друг от друга по целому ряду важнейших особенностей[2].

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Неизбежность смены национальной стратегии

Стратегия – «практическое применение средств, переданных
в распоряжение полководца для достижения поставленной цели»[1]
 
Мольтке, немецкий фельдмаршал
 
 
 
Если говорить коротко с точки зрения неизбежности мены стратегий безопасности в ХХI веке, то такая смена стратегий национальной безопасности, как уже говорилось, находится в зависимости от:
 
– интересов, приоритетов и формируемых на их основе национальной элитой политических целей;
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегия противоборства» и «стратегия управления»:две стратегии национальной безопасности России в XXI веке

… в 1991 г., потерпев поражение, мы не просто стали другим государством или другими
пятнадцатью государствами, мы стали государствами, получившим внешнее управление[1]
 
Е. Федоров
 
В политическом и военном руководстве США сформировалось стратегия войны нового типа,
нацеленная не на разгром противника, а на его «удушение»[2]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новая стратегия национальной безопасности России как неизбежное следствие изменения МО и ВПО в мире

Точно так же, как применение авиации полностью изменило войну в прошлом столетии,
систематическое использование насильственных методов в финансовой, экономической
и информационных сферах меняет сущность войны в XXI веке[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
Основная задача разработчиков долгосрочной стратегии национальной безопасности
заключается не в угадывании будущего, а в его формировании[2]
 
Я. Новиков, Генеральный директор Концерна ВКО «Алмаз-Антей»
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Изменения в политике, стратегиях и концепциях государств: от публичной дипломатии к «новой публичной дипломатии»

«гибридная реальность» – сращивание физической и виртуальной реальности[1]
 
Ю.Осипов, профессор
 
 
 

Страницы

Subscribe to RSS - стратегия


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.