Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин:Опыт использования геоцивилизационной матрицы на примере трех ЛЧЦ

Версия для печати
Рубрика: 
В начале XXI века наблюдается очень важная особенность мирового развития, (которую) …
условно можно назвать усилением процесса цивилизационной самоидентификаций наций
и государств в отдельную человеческую цивилизацию (ЛЧЦ)[1]
 
А. Подберезкин, профессор МГИМО (У)
 
 
Рассмотрим опыт применения геоцивилизационной матрицы на примере трех цивилизаций Европы (западноевропейской, восточноевропейской, евразийской), китайской и мусульманской.
 
Западноевропейская цивилизация
 
Западноевропейская цивилизация сформировалась на землях Западной и Южной Европы, ранее входивших в состав Западной Римской империи. Становление западноевропейской цивилизации проходило долго и тяжело, достижения греко-римской цивилизации были забыты на несколько столетий, и многое приходилось начинать с нуля. Оценка динамики западноевропейской цивилизации приведена в табл. и на риc.
 
 
 
Западноевропейская цивилизация складывалась при сравнительно низких показателях социально-политического строя и духовного мира – 6 баллов; экономического и демографического – 8 и 9 баллов. Интегральная оценка составляла всего 45 баллов.
 
В средневековую эпоху начался уверенный подъем: на рубеже XIII и XIV веков интегральная оценка достигла уже 62 баллов. Затем темп развития замедлился, особенно в период глубокого кризиса XIV столетия (в том числе за счет постигшей Европу эпидемии чумы). В раннеклассовую эпоху он вновь ускорился, достигнув 65 баллов к 1750 году. Однако настоящий бум ожидал Западную Европу на первых этапах индустриальной цивилизации, когда интегральная оценка достигла рекордного уровня – 86 баллов в 1900 году (прежде всего за счет технологического фактора – 14 баллов и фактора духовной сферы – 17 баллов).
 
Две мировые войны имели тяжелейшие последствия для Западной Европы и значительно ухудшили все параметры ее развития, особенно демографический и природно-экологический; интегральная оценка снизилась до 64 баллов в 1950 году, то есть до уровня 1300 и 1600 годов (впрочем, падение началось раньше, чему способствовал мировой экономический кризис). Западная Европа уступила мировое лидерство США. В послевоенный период она вновь добилась рекордных темпов прироста ВВП, чему способствовали интеграционные процессы, однако к концу столетия ее развитие затормозилось.
 
В XXI столетии возможны два сценария развития западноевропейской цивилизации. Если процессы интеграции Западной Европы в рамках Европейского Союза принесут ощутимые плоды, то она сохранит ведущие позиции в геоцивилизационном пространстве (интегральная оценка 70–72 балла, при сдерживающем влиянии демографического фактора). Если же верх возьмет пессимистичный сценарий, нас ждет очередной «закат Европы» – снижение ее интегральной оценки до 60 баллов прежде всего за счет демографического и природно-экологического факторов (с учетом потепления климата и возможной экологической катастрофы – затопления прибрежных районов).
 
Восточноевропейская цивилизация
 
Восточноевропейская цивилизация неразрывно связана с западноевропейской. Она быстро развивалась в период Средневековья – ее интегральный показатель возрос с 48 баллов в 1000 году до 58 в 1300 году. После общеевропейского кризиса XIV века, когда общая оценка снизилась до 47, Восточная Европа вновь начала возрождаться, ее интегральный показатель поднялся к 1600 году до 63 баллов. В дальнейшем он увеличился лишь однажды – к 1900 году (70 баллов), а все остальное время находился на том же либо более низком уровне: Восточная Европа была постоянно вовлечена в межцивилизационные конфликты – Наполеоновские войны, Первую и Вторую мировые войны и более мелкие вооруженные конфликты. В результате к 1950 году ее интегральный показатель составил всего 47 баллов (табл. и рис.).
 
 
 
В послевоенный период восточноевропейская цивилизация, попав в сферу влияния евразийской (СССР), быстро восстановила потерянные позиции, и ее интегральная оценка к 1990 году возросла до 62 баллов. К 2000 году она вновь снизилась (до 54 баллов), поскольку трансформация постсоветского пространства вызвала затяжной кризис.
 
До 2050 года восточноевропейская цивилизация сможет (при воплощении положительного сценария) устойчиво развиваться, особенно если использует преимущества, накопленные западноевропейской цивилизацией. В таком случае интегральный показатель Восточной Европы возрастет до 62 баллов, несмотря на то что его рост будут ограничивать демографические и природно-экологические факторы. Однако нельзя исключить и пессимистичный вариант развития событий, когда в результате нарастающей депопуляции, истощения природных ресурсов, запоздалого освоения шестого и седьмого технологических укладов, снижения конкурентоспособности местной продукции общая оценка восточноевропейской цивилизации снизится до критического уровня (44–46 баллов).
 
Следует учитывать и возможность того, что восточноевропейская цивилизация к середине XXI века будет поглощена западноевропейской и полностью растворится в ней. Однако это снизит жизнеспособность западноевропейской цивилизации: ей придется взять на себя нелегкое бремя трансформации восточноевропейской цивилизации (как это сделала ФРГ в отношении ГДР). Поэтому не исключено, что в Западной Европе усилится сопротивление тесной интеграции с Восточной Европой, хотя система ценностей в обеих цивилизациях во многом идентична.
 
Окончательный выбор, вероятно, будет сделан в течение ближайших десятилетий XXI столетия.
 
Восточнославянская (евразийская) цивилизация
 
В главе 7 рассмотрена предыстория формирования восточнославянской цивилизации на обширных пространствах от Черного и Каспийского до Балтийского и Белого морей, от Карпат до Урала. Эта цивилизация соединила в себе наследие античной греко-римской цивилизации, протоцивилизаций скифов, антов, хазар, тюрков, а также многочисленных народов, которые проживали на севере Евразии либо переселялись через эти территории на другие.
 
Оценку динамики восточнославянской (евразийской) цивилизации начнем с 500 года – со времени антов, хотя более четко ее генотип сформировался в период с VIII по X век. Результаты экспертной оценки приведены в табл. и на рис.
 
Интегральная оценка исходного пункта (500 г.) весьма низкая – 30 баллов, прежде всего за счет низких показателей социально-политического, технологического и экономического факторов, да и численность населения была невысокой. Однако быстрый технологический и социальный прогресс, формирование обширного Древнерусского государства, принятие христианства подняло интегральную оценку до 67 баллов к 1200 году, что отвечает уровню развитых цивилизаций. Монгольское нашествие, феодальная раздробленность, гибель тысяч людей, разруха ухудшили положение цивилизации, так что ее оценка к 1300 году снизилась сразу до 51 балла, что отвечает состоянию глубокого цивилизационного кризиса.
 
Однако военно-политические неудачи конца царствования Ивана Грозного и после него, неурожаи, политическое противоборство, польская агрессия привели ко второй цивилизационной катастрофе, снизившей интегральную оценку к 1600 году до 51 балла, то есть до уровня периода монгольского нашествия. Резко снизилась оценка всех шести факторов.
 
На возрождение цивилизации после Смутного времени понадобилось чуть больше столетия. Преобразования Петра I, закрепленные Екатериной II, победа в Отечественной войне 1812 года сделали Российскую империю одним из лидеров мирового цивилизационного прогресса; интегральная оценка повысилась к 1820 году до 64 баллов, улучшилась оценка всех факторов. Б.А. Мясоедов указывает следующие признаки возрождения в этот период: улучшение качества жизни и рост численности населения; распространение трехпольной системы земледелия, строительство флота (можно добавить развитие промышленности, особенно металлургии и производства вооружений); экономический подъем; стабильность абсолютной монархии, превращение России в европейскую державу; подъем культуры, создание Академии наук, открытие Московского университета.
 
 
 
Однако вслед за периодом подъема началась стагнация; интегральная оценка к 1850 году снизилась до 61 балла (главными причинами этого были слишком позднее начало промышленной революции, запоздалая отмена крепостничества). Явным признаком упадка стало поражение России в Крымской войне против союза западноевропейской и мусульманской цивилизаций, трех мировых империй – Британской, Французской и Османской.
 
 
С последней трети XIX века и до 1913 года началось недолгое, но активное возрождение России, повысившее ее интегральную оценку до 69 баллов. Этому способствовали крестьянская, административная и военная реформы, ускоренное развитие капитализма, строительство железных дорог и освоение новых земель в Сибири и на юге страны, подъем науки, культуры, образования. Однако все еще сохранялось (хотя и сократилось) технологическое отставание России от Запада. Волна террора, революционных потрясений и ответных репрессий, поражение в Русско-японской войне снизили оценку социально-политического фактора. Россия оказалась на грани новой цивилизационной катастрофы.
 
И она не замедлила случиться. Распад Российской империи, гражданская война вызвали разруху и технологическую деградацию хозяйства, стали причиной гибели сотен тысяч людей, в том числе квалифицированных рабочих и интеллигенции. К 1920 году интегральная оценка евразийской цивилизации снизилась до 45–47 баллов. И лишь к 1929 году, в результате решительной смены курса, перехода от политики военного коммунизма к рыночному социализму на основе НЭПа, после восстановления экономики, подъема науки и культуры общая оценка поднялась до 60 баллов.
 
В предвоенный период технологический рост продолжался, но фактически страна оказалась в состоянии кризиса, интегральная оценка снизилась с 60 баллов в 1929 году до 59 в 1938 году. Причинами стали коллективизация, подрыв аграрного сектора, а вслед за ним легкой и пищевой промышленности; волна репрессий, обрушившихся прежде всего на интеллигенцию – творческий потенциал народа; утверждение тоталитарного социально-политического режима.
 
Победа в Великой Отечественной войне вновь подняла творческий дух народа, что позволило в небывало короткий срок восстановить экономику, совершить научно-технический прорыв, в крупных масштабах освоить четвертый технологический уклад. СССР стал сверхдержавой, одним из геополитических полюсов, возглавил мировую систему социализма, достиг военно-технического паритета с Западом, в 50-е годы был мировым лидером по темпам экономического роста. Это дает основание повысить интегральную оценку евразийской цивилизации к 1970 году до 67 баллов.
 
Однако в 1970–1980-е годы проявились признаки стагнации, назрели предпосылки цивилизационного кризиса. Правящая элита дряхлела и была уже не в состоянии надлежащим образом управлять государством. Пятый технологический уклад был освоен слишком поздно, социально-политическое обновление запаздывало. Добившись успеха в противостоянии США в период войны во Вьетнаме, СССР в дальнейшем совершил крупнейшие стратегические ошибки, силой подавив попытки гуманизации социализма в Венгрии и Чехословакии, решившись на вторжение в Афганистан. Страна оказалась в международной изоляции, поспешно сдавала позиции на геоцивилизационном пространстве и проиграла в холодной войне. В результате интегральная оценка снизилась к 1990 году до 60 баллов, что стало свидетельством начала цивилизационного кризиса.
 
В начале 1990-х годов он перерос в цивилизационную катастрофу. Перемены начались с благой целью, но захватившая власть радикально настроенная правящая верхушка и команды идеологов в новых государствах на просторах бывшего СССР оказались не в состоянии дать верную оценку кризису и выбрать надежный путь выхода из него. Поддержанные западными политиками и консультантами, некомпетентные, но агрессивно настроенные руководители своими неумелыми действиями добились того, что произошел развал СЭВ, Организации Варшавского договора, самого СССР. Евразийская цивилизация вступила на путь самоликвидации, отбросила собственные и взяла за образец западные цивилизационные ценности. Произошел переход от государственно-бюрократического социализма к стихийно-рыночному паразитическому капитализму эпохи первоначального накопления капитала, под флагом приватизации была разграблена государственная собственность, большинство населения оказалось за чертой бедности. Результатами стали технологическая деградация экономики, рекордный для мирного времени спад экономики, снижение интегральной оценки до катастрофического уровня – 48 баллов.
 
С начала XXI столетия началось медленное возрождение евразийской (в суженном составе и с ослабленными внутренними связями) цивилизации. На перспективу до 2050 года четко вырисовываются два сценария: инновационно-прорывной и инерционный. Если удастся осуществить научно-технологический прорыв, провести эффективное инновационное обновление технологической базы общества, экономики и социально-политического строя, укрепить и развить интегральные связи внутри евразийской цивилизации (в рамках СНГ или в еще более суженном составе), то есть шанс, что она постепенно возродится, ее интегральная оценка повысится к 2030 году до 57 баллов, а к 2100 году до 69. Если же эти возможности не будут реализованы и по-прежнему сохранится нынешняя стратегия инерционного развития (а точнее – ее отсутствие), то неизбежно усилятся процессы депопуляции и технологической деградации, в экономике начнется новый кризис. В такой ситуации социально-политическая обстановка на просторах евразийской цивилизации обострится до предела, а ее интегральная оценка снизится до закритических 40–44 баллов. Евразийская цивилизация окончательно уйдет со сцены истории, а ее ядро, российская цивилизация, окажется в числе отстающих, часть ее территорий поделят между собой другие, более успешные цивилизации. И хотя вероятность такого трагического конца не слишком высока, но поколению 2020-х годов и интеллектуальной элите нужно в полной мере осознать реальность этой угрозы, цивилизационного вызова XXI века, – чтобы своевременно дать на него ответ, выбрать и реализовать стратегию возрождения евразийской цивилизации, повысить ее роль в геоцивилизационном пространстве, как это было после предыдущих цивилизационных катастроф.
 
Траектория динамики восточнославянской (евразийской) цивилизации за 10 столетий показана на рис.
 
 
Китайская цивилизация
 
Рассмотрим экспертную оценку динамики другой древней цивилизации – китайской (табл. и рис.).
 
 
 
В I и начале II тыс. н.э. китайская (как и индийская) цивилизация занимала лидирующие позиции в мире. В Китае были изобретены компас, порох, бумажные деньги; здесь началось книгопечатание. В раннеиндустриальную эпоху Китаю принадлежало мировое первенство по численности населения (36,6% всех жителей планеты в 1700 г.), объемам ВВП (32,9% от общемирового показателя); максимальная интегральная оценка в 1600–1820 годах составила 74 балла. Однако затем разразился длительный цивилизационный кризис, охвативший почти полтора столетия. В 1820–1870 годах численность населения сократилась с 381 до 358 млн человек, доля в населении мира снизилась с 36,6% до 28,1%, доля в мировом ВВП – с 32,9% до 17,1%; периоды 1620–1870 годы и 1913–1950 годы характеризовались абсолютным сокращением объема ВВП. Этому способствовали как западноевропейская и японская агрессия, так и революция и многолетняя гражданская война. В результате интегральная оценка к 1950 году снизилась до 49 баллов.
 
После завершения гражданской войны и образования КНР начался быстрый подъем, ненадолго прерванный «культурной революцией». Рекордные темпы прироста ВВП приходятся на конец 70-х годов – около 10% среднегодовых. Численность населения возрастала умеренными темпами, улучшалась технологическая база, росла конкурентоспособность продукции на мировых рынках. Китай обеспечил социально-политическую стабильность и спокойный режим смены поколений, стал образцом устойчивого развития для всех стран мира. Интегральная оценка поднялась за полвека с 49 до 78 баллов, прежде всего за счет экономического (17 баллов из 20), социально-политического (13 баллов из 15) факторов, а также духовной сферы (17 баллов из 20). Многие эксперты (как в России, так и на Западе) считают, что в ближайшие десятилетия Китай превратится во вторую сверхдержаву, а геополитическое пространство планеты вновь станет биполярным.
 
Однако перспективы китайской цивилизации в XXI столетии не столь радужны, как может показаться, если экстраполировать на будущее преобладавшие в течение последней четверти века тенденции.
 
Во-первых, вступают в силу ограничители роста – демографический и природно-экологический факторы. К 2030-2040 годам, согласно прогнозу ООН, Китай вступит в период депопуляции, старения большей части населения, снижения доли граждан в инновационно-активном возрасте. В таком случае даже при благоприятном развитии событий оценка демографического фактора снизится с 12 баллов в 2000 году до 10 – в 2100 году, а при неблагоприятном – до 7. Еще более сильным ограничением станет природно-экологический фактор, быстрое истощение собственных (особенно энергетических) ресурсов, усиление зависимости от их импорта, а также загрязнение окружающей среды 1,5 млрд жителей страны и десятками тысяч заводов и фабрик. В итоге оценка природно-экологического фактора с 8 баллов в 2000 году к 2100 году снизится до 7 баллов по оптимистичному и 5 баллов – по пессимистичному сценарию.
 
Во-вторых, Китай не имеет достаточного инновационного потенциала, чтобы осуществить крупномасштабное освоение шестого технологического уклада в 20-е годы XXI века и седьмого уклада в 50–70-е годы. В результате будет снижаться конкурентоспособность китайских товаров и всей китайской экономики на мировых рынках. Оценка технологического фактора снизится с 11 баллов в 2000 году до 9 – в 2050 году и 8 – в 2100 году при оптимистичном сценарии и до 7 и 6 баллов соответственно – при пессимистичном. Это неминуемо скажется на экономическом факторе: его оценка снизится с максимальных 17 баллов в 2000 году до 16 – в 2050 году и 14 – в 2100 году по оптимистичному сценарию и до 13 и 9 баллов соответственно – по пессимистичному. Положение может быть частично исправлено, если удастся интегрировать российский научно-интеллектуальный и китайский инновационно-экономический потенциал не только в военно-технических, но и в гражданских отраслях. Такое партнерство позволит повысить конкурентоспособность экономики обеих цивилизаций в условиях развертывающегося в авангардных странах научно-технического переворота, становления постиндустриального технологического способа производства. В противном случае и Россия, и Китай будут отодвинуты на периферию мирового технологического и экономического пространства.
 
В-третьих, снижение конкурентоспособности продукции и падение темпов роста ВВП и уровня жизни нарушат социальную стабильность, обострят противоречия в геополитической сфере. Оценка социально-политического фактора снизится с 13 баллов в 2000 году до 11 – в 2050 году и 10 – в 2100 году по оптимистичному сценарию и до 9 и 7 баллов соответственно – по пессимистичному. Хуже всего то, что эта тенденция может негативно сказаться на российско-китайских отношениях, особенно в связи с тем, что на российском Дальнем Востоке число эмигрантов из Китая быстро увеличивается. Следует учитывать, что коренные, долгосрочные цивилизационные интересы Китая и России если не совпадают, то весьма близки, поэтому необходимо поддерживать партнерские отношения.
 
Одна из наиболее сложных геополитических проблем, вызывающих напряженность между Китаем и США, это вопрос Тайваня. Если удастся воссоединить остров с материковым Китаем мирным путем, как это сделано в отношении Гонконга и Макао (принцип «одна страна – две системы»), это укрепит экономику Китая и усилит его позиции на международной арене, тем более что различия между этими «двумя системами» невелики и постепенно уменьшаются. Тогда шансы на воплощение в жизнь оптимистичного сценария значительно возрастут.
 
Мусульманская цивилизация
 
Это сравнительно молодая и в настоящее время самая активная, пассионарная цивилизация. В нее входят государства африканского и евразийского континентов. По оценке ООН, в 1998 году к этой цивилизации относилось 40 стран, численность населения которых составляла 982 млн человек; крупнейшие из них – Индонезия (215 млн человек), Пакистан (148 млн), Бангладеш (126 млн), Египет и Иран (68 и 66 млн) и Турция (71 млн). Согласно прогнозу ООН, к 2050 году в этих государствах будет проживать уже 1529 млн человек (больше всего в Пакистане – 342 млн человек).
 
В первой половине XX столетия темпы прироста населения в мусульманских странах были умеренными, хотя и превышали среднемировые (кроме Бангладеш), но в последующие десятилетия заметно ускорились. Они замедлились лишь к концу XX века, и, по всей видимости, эта тенденция сохранится и в первой половине XXI столетия.
 
Мусульманская цивилизация возникла в VII веке, в сложный период смены исторических суперциклов, мировых цивилизаций (от античной к средневековой), поколений локальных цивилизаций (от 2-го к 3-му), социокультурного строя (от чувственного к идеациональному). Причем образовалась она не на пространстве развитой, но переживавшей кризисную фазу цивилизации, а на краю ойкумены, в Аравийской пустыне. Почва для появления новой мировой религии – ислама – была хорошо подготовлена, и результаты не замедлили сказаться: ни христианство, ни буддизм не распространялись в мире с такой быстротой. Мусульманская цивилизация трансформировала и включила в свой ареал ряд древних культур – Египет и Северную Африку, страны Ближнего Востока, часть Индии, Малайзию, Индонезию. Ислам восприняли Золотая Орда, народы Поволжья, Кавказа, Малой Азии и даже части Европы (в Пиренеях и на Балканах).
 
В индустриальную эпоху большинство мусульманских стран стали колониями европейских держав, но сохранили свою веру, систему цивилизационных ценностей. В XX веке они вновь обрели независимость, их геополитический вес увеличился. По подсчетам С. Хантингтона, если в 1900 году под политическим контролем мусульманской цивилизации находились 6,8% территории планеты и 4,2% населения, в 1920 году – 3,5% территории и 2,4% населения, то к 1993–1995 годам – уже 21,2% территории и 15,9% населения.
 
Большинство исламских государств (за исключением нескольких стран – экспортеров нефти) относится к числу бедных, что в условиях высокой рождаемости вызывает у большинства их граждан агрессивность, ненависть к богатым странам и цивилизациям. В этом кроются социальные и религиозные корни терроризма, причины появления десятков шахидов, сознательно идущих на смерть ради уничтожения «неверных».
 
Обратимся к количественным оценкам динамики мусульманской цивилизации за все время ее существования (табл. и рис.).
 
 
 
Начав со сравнительно низкой стартовой позиции (интегральная оценка в 800 г. – 51 балл, технологический уровень – 7, природно-экологический – 7), мусульманская цивилизация уже к 1200 году подняла этот показатель до 68 баллов, резко повысив значимость технологического, экономического и природно-экологического факторов (в основном за счет завоевания более развитых стран и цивилизаций). Несколько потеряв позиции в столкновении с монгольской цивилизацией, мусульманская цивилизация возобновила стабильный рост, достигнув в 1600 году исторического максимума – 68 баллов. Затем началась стагнация, страны ислама превратились в колонии европейских держав, вследствие чего их интегральный показатель снизился до 46 баллов в 1900 году и 49 – в 1950 году (сказались и последствия Второй мировой войны).
 
В послевоенный период эти государства, обретя независимость, вновь ускорили рост, достигнув к 2000 году интегрального показателя в 66 баллов. Немалую роль в этом сыграли нефтяные богатства стран Персидского залива и Ирана.
 
Однако в XXI столетии поддержать такой уровень даже при оптимистичном сценарии вряд ли возможно (снижение интегрального показателя до 60 баллов в 2050 г. и 54 баллов в 2100 г.). Если же ситуация окажется неблагоприятной, то интегральная оценка составит всего 50 и 37 баллов соответственно, что будет свидетельством затяжного кризиса мусульманской цивилизации. Можно назвать несколько факторов, которые способствуют такому падению: быстрый прирост численности населения, высокий уровень безработицы; истощение запасов нефти и газа, падение спроса на них во второй половине XXI века в связи с развитием водородной энергетики и других альтернативных источников энергии; снижение технологического уровня и конкурентоспособности местной продукции из-за слишком позднего освоения шестого и седьмого технологических укладов; возможный распад мусульманской цивилизации во второй половине XXI века; угроза столкновения с другими цивилизациями (например, Индии и Пакистана из-за Кашмира); обострение межнациональных и межконфессиональных конфликтов как реакция всего мира на волну терроризма.
 
Игровые ситуации
 
На основе ознакомления участников цивилизационной игры с методологией построения геоцивилизационной матрицы и опытом ее применения для измерения диалога цивилизаций Европы, а также китайской и мусульманской цивилизаций, рассматриваются следующие игровые ситуации.
 
1. Оценивается динамика евразийской цивилизации на протяжении пяти столетий ее жизненного цикла (XVI-XX вв.), выявляются цикличные колебания. Обсуждаются вопросы:
 
Каковы причины и факторы крушения евразийской цивилизации в конце XX века? Возможен ли был альтернативный сценарий?
 
Каковы перспективы и возможности возрождения евразийской цивилизации? В каком формате? В какой период?
 
2. Производится сопоставление динамики и перспектив развития евразийской цивилизации с соседними цивилизациями (западноевропейской, восточноевропейской, китайской, мусульманской). Обсуждаются вопросы:
 
– каковы сценарии взаимодействия евразийской цивилизации с соседними цивилизациями? Возможен ли сценарий раздела территории евразийской цивилизации между соседними цивилизациями?
 
– какое место займет Россия в геоцивилизационном пространстве XXI века? Рассматриваются возможные сценарии (по шести факторам геоцивилизационной матрицы) и дается их оценка.
 
Подведение итогов
 
Подводя итоги цивилизационной игры, преподаватель (ведущий) оценивает полученные результаты, уровень компетентности участников игры, раскрывает ее значение для уяснения основных факторов, определяющих динамику и перспективы развития локальных цивилизаций, оценки места России в геоцивилизационном пространстве, обосновывает необходимость диалога и партнерства цивилизаций для адекватного ответа на вызовы нового века.
 
 
Опыт использования геоцивилизационной матрицы на примере трех ЛЧЦ
 
______________________________
 
 
[1] Подберезкин А.И. 


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.