Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Анализ и прогноз сценариев развития международной и военно-политической обстановки (МО и ВПО) до 2021–2024 годов и далее

Версия для печати
Рубрика: 
Характер современных военных конфликтов будет резко отличаться от прошлых[1]
 
И. Ерохин, военный эксперт
 
… проблемы с исследованием содержания военного конфликта,
родились не на пустом месте[2]
 
Ю. Балуевский, М. Хамзатов, военные аналитики
 
 
Анализ и прогноз сценариев развития стратегической обстановки (СО), международных и внутренних войн и конфликтов имеет как много общего, так и специфического. Вот почему в первой главе предполагается рассмотреть наиболее общие черты развития сценариев СО, войн и военных конфликтов, а также выделить специфику анализа и прогноза СО, рассмотрев специфику войн и военных конфликтов в последующих главах.
 
Стратегическая обстановка (как конкретное состояние участников ВПО в конкретный период времени в ходе конкретного военного конфликта) – один из наиболее трудных предметов исследования в силу именно своей практически абсолютной конкретики. Ситуация многократно осложняется субъективностью оценок. В связи с чем возникает вопрос о самой возможности анализа СО, а тем более его стратегического прогноза. Когда же речь идет о сценариях будущих СО, то существующий субъективизм становится той трудностью, преодоление которой представляется невозможным.
 
Тем не менее задачи стратегического планирования, стоящие перед всеми властными структурами, неизбежно заставляют задумываться о таких сценариях и возможности их прогнозирования. Думается, что в самой постановке таких задач есть определенные разумные основания, которые нивелируют в определенной степени неизбежный субъективизм. Иначе говоря, во-первых, сама постановка задачи предполагает некую возможность ее решения. А, во-вторых, практические потребности оборонного строительства будут неизбежно требовать построения различных сценариев развития СО.
 
Очевидно, что у человечества накопился определенный опыт построения сценариев развития СО в долгосрочной и среднесрочной перспективе. По сути дела любой серьезный план войны это сценарий сознательного формирования СО. Так, Ганнибал, планируя нападения на Рим, изначально исходил из нескольких возможных вариантов, из которых самый естественный и простой – движение через юг-Сицилию и южную Италию. Но он выбрал другой вариант, который предусматривая не только концентрацию войск в Испании, но и переход (в т.ч. слонов) через Альпы, т.е. «северный маршрут».
 
В современную эпоху генеральные штабы всех армий так или иначе обязаны заниматься разработкой самих различных сценариев развития СО, которые систематизируются как по своим масштабам, продолжительности, участникам, используемым ВиВТ и т.д. Собственно эти сценарии и созданные на их основе документами и должны лежать в фундаменте военного планирования, которое являет предметом пристального внимания.
 
[3]
 
Как видно из рисунка С.П. Белоконя, сценарии развития СО являются фактическим обоснованием для военного планирования. Но не только. Если говорить о том, что нация и страна уже находятся в состоянии войны (как сегодня Россия), то это военное планирование должно происходить в условиях военного времени. Признание фактического состояния ведущейся против нас сетецентрической войны – критически важно, ибо совершенно по-иному формирует условия, в которых развивается современный сценарий СО.
 
Можно  привести в качестве иллюстрации несколько аналогий. Допустим, обратимся к довоенной истории СССР, где четко просматриваются три периода и соответствующие им сценарии развития страны и СО. Сегодня, говоря о современной СО, мы можем выбрать любой из них:
 
Первый период. Первый сценарий СО (1929–1938 гг.). – Индустриализация, проходившая в относительно мирных условиях, но потребовавшая национальной мобилизации.
 
Второй период. Второй сценарий СО (1939–1941 гг.). – Милитаризация и прямая мобилизация ресурсов страны.
 
Третий период. Третий сценарий СО (1941–1945 гг.). – Военная мобилизация всех ресурсов страны в целях войны.
 
С точки зрения ведущийся в то время против СССР вооруженной борьбы, можно говорить о том, что СО характеризовалась периодическими конфликтами в первый период периодическими войнами (с Японией, Польшей, Финляндией) – во второй период и полномасштабной войной в третий период. В любом случае общими чертами СО всех трех периодов были:
 
– вооруженные конфликты и войны;
 
– мобилизация экономики;
 
– мероприятия в области госуправления и т.д.
 
Для современной России вполне уместна аналогия с первым периодом развития СО в СССР, когда против страны велась силовая политическая, экономическая, информационная борьба, периодически дополнявшаяся вооруженными конфликтами и угрозой войны со всех стратегических направлений.
 
При этом следует сразу же оговориться об относительной условности существующих понятий, в том числе основных, таких например, как: «стратегическая обстановка», «война», «военный конфликт» и т.п., которое вызвано не только традиционной разницей в их определениях, но и той стремительной эволюцией, которую они претерпевают в XXI веке. Так, на Западе появилось множество попыток дать определение «психологической войны», «медийной войны», «правовой войны»[4] и т.п., которые  вполне обоснованы, по мнению ряда российских экспертов, и совершенно не обоснованы, – по мнению других, полагающих, что война – это вооруженное насилие.
 
Спор, однако, не столько в терминах и понятиях, а в конкретных действиях, вытекающих из этого спора. Если в 90-е годы было модным утверждать, что России «никто не угрожает» (что было записано даже в первом варианте Концепции национальной безопасности), то правящие либералы соответственно делали выводы о том, что нет нужды ни в ВС, ни в ОПК. Последствия – известны.
 
Сегодня речь идет о двух противоположных точках зрения, разделивших элиту и экспертное сообщество. Согласно первой, традиционной, современные сценарии СО необходимо разрабатывать на случай будущих войн.
 
Другая точка зрения, к которой придерживаюсь я, заключается в том, что сетецентрическая война против России уже идет. И она идет по западному сценарию. К сожалению успешно. А у нас нет такого действующего сценария, т.е. национальной стратегии в условиях войны. Разница, как видим существенная. Также как и прогноз развития этих сценариев: в первом случае это будут мирные и военные сценарии СО, а во втором – только военные. Что, к сожалению, целиком соответствует сегодняшней действительности.
 
 
_____________________________________
 
[1] Ерохин Е. Проблемы и направление оборонного и военного строительства в России. 1999. 20 декабря.
 
[2] Балуевский Ю.Н., Хамзатов М.М. Глобализация и военное дело // Независимое военное обозрение. 2014. 12 августа.
 
[3] Белоконь С. П. Обоснование основных направлений строительства и развития военной организации Российской Федерации на долгосрочный период. М. 2013. С. 5.
 
[4] Более того, в военной науке КНР эти взгляды были даже официально утверждены. См.: China's Military & the U.S.-Japan Alliance in 2030 // Carnegie Endowment. 2013. P. 317.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.