Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Военная мощь и национальный человеческий капитал

Версия для печати
Рубрика: 
… военная мощь – это реализованная часть всех имеющихся 
у нации потенциалов – политических, экономических, 
научно-технических и военных …
 
 
Логическая связь государственной и военной мощи определяется тем использованным для целей обороны потенциалом, который либо уже реализован в качестве действующего фактора, либо может быть реализован в качестве действующего фактора, либо может быть реализован в случае необходимости. При этом национальный человеческий капитал (количественно и качественно) составляет главную часть государственной мощи и, соответственно, самую значительную часть военной мощи страны.
 
По мнению ряда исследователей, военная мощь включает самые разные измерения, но – важно подчеркнуть, – что в их основе в XXI веке находится человеческий потенциал нации и государства. Так, в одной из работ признается, что «военная мощь имеет четыре измерения: количественное – количество людей, оружия, техники и ресурсов; технологическое – эффективность и степень совершенства вооружения и техники; организационное – слаженность, дисциплина, обученность и моральный дух войск, а также эффективность командования и управления; и общественное – способность и желание общества эффективно применять военную силу. В последующие годы военная мощь Запада снизилась по сравнению с потенциалом других цивилизаций. Это снижение выразилось в изменении баланса количества военнослужащих – одна из составляющих, пусть и не самая важная, военной мощи. Модернизация и экономическое развитие порождают необходимые ресурсы и желание стран развивать свой военный потенциал, и лишь считанные страны не делают этого. В 1930-х годах Япония и Советский Союз создали очень мощные вооруженные силы, что они продемонстрировали во время Второй мировой войны. В настоящий момент Запад монополизировал способность развертывать значительные обычные вооруженные силы в любой точке мира. Нет уверенности, что Запад сможет поддерживать эту способность. Однако весьма вероятным кажется прогноз, что ни одно не-западное государство или группа государств не смогут создать сравнимый потенциал в ближайшие десятилетия[1].
 
 
И далее в этой же работе делается следующий прогноз: «В общем и целом, Запад будет оставаться самой могущественной цивилизацией и в первые десятилетия двадцать первого века. И далее он будет занимать ведущие позиции в науке, исследованиях и разработках, а также по нововведениям в гражданской и военной областях. Тем не менее, контроль над другими важными ресурсами все больше рассеивается среди стержневых государств и ведущих стран не-западных цивилизаций. Пик западного контроля над ресурсами пришелся на 1920-е годы и с тех пор нерегулярно, но значительно снижается. В 2020-х годах, через сто лет после пика, Запад скорее всего будет контролировать около 24% мировой территории (вместо 49% во время пика), 10% населения мира (вместо 48%) и, пожалуй, около 15-20% социально мобилизованного населения, порядка 30% мирового экономического продукта (во время пика – около 70%), возможно, 25% выпуска продукции обрабатывающей промышленности (на пике – 84%) и менее 10% от всеобщего количества военнослужащих (было 45%)[2].
 
Если посмотреть на эти не бесспорные утверждения внимательно, то окажется, что в основе всех «измерений» военной мощи и лежит человеческий капитал нации, который вполне определяем количественными и качественными критериями.
 
Так, если говорить об экономике, то в развитых странах доля НЧК, как правило, превышает 75% национального богатства страны и обеспечивает более 85% прироста ВВП. Но в действительности речь идет не только об экономике, но и об уровне социального и общественного развития, качества управления (в т.ч. активами и природными ресурсами).
 
Более того, если говорить о влиянии НЧК на военную мощь, то оно сказывается повсеместно – от качества ОПК и всей военной организации до качества личного состава ВС, ВиВТ и качества управления войсками.
 
 
Логическая схема влияния НЧК на военную мощь государства может выглядеть следующим образом:
 
 
Рассмотрим основные направления влияния НЧК на военную мощь государства.
 
Эта зависимость была подтверждена английскими и немецкими учеными, которые подсчитали, что увеличение на один пункт IQ населения страны ведет к увеличению душевого ВВП на 229 долларов (для сравнения – средний IQ кандидата наук – 125; специалиста с высшим образованием – 114; неполным высшим – 105–110; офисных работников и квалифицированных рабочих – 100[3].
 
Таким образом, ключевые макроэкономические и, как следствие, военно-экономические и демографические показатели зависят от качества и темпов развития НЧК. Это прямо связано с прогнозами долгосрочного экономического развития, в которых доля экономики России в мировой экономике к 2020–2030 годам снижается с 3,5% до 3,0%, в то время как доля экономики США, Китая, Индии и целого ряда других стран в абсолютных исчислениях и относительно российских показателей увеличивается. То же самое справедливо и для такого ключевого показателя НЧК, как душевой ВВП, который позволяет сегодня войти России только в последнюю строчку рейтинга развитых стран.
 
Как видно на графиках, душевой ВВП России к 2030 году (и, соответственно, НЧК) будет существенно ниже, чем в развитых странах. Это неизбежно скажется на уровне ВНП России относительно ведущих государств – США, Китая, Японии, Индии и Германии. В действительности, мы окажемся по уровню душевого ВВП на уровне Бразилии и Мексики, чей количественный человеческий капитал существенно вырастет.
 
[4]
 
Следующая важнейшая составляющая мощи государства, в том числе военной мощи, – социальная. Это количество и качество населения.
 
Россия существенно уступает основным субъектам военно-политической обстановки (ВПО) по численности и темпам прироста населения, что, естественно, непосредственно отражается не только на ее мощи как государства, но и на ее мобилизационных возможностях. Этот количественный показатель во втором десятилетии XXI века выглядел примерно следующим образом:
 
1. Китай                          – 1350 млн
 
2. Индия                         – 1220 млн
 
3. США                          –   320 млн
 
4. Индонезия                  –   251 млн
 
5. Бразилия                    –   201 млн
 
6. Пакистан                    –   193 млн
 
7. Нигерия                      –   173 млн
 
8. Бангладеш                  –   163 млн
 
9. Россия                        –   143 млн
 
10. Япония                     –   127 млн
 
11. Страны Евросоюза –   более 600 млн.
 
Важно отметить, что трудно прогнозировать на долгосрочную перспективу демографическую динамику (за последние 100 лет, например, население Египта выросло почти в 10 раз), но очевидно, что Россия будет опускаться в рейтинге стран до 2030 года все ниже. Соответственно будет уменьшаться и количественный показатель ее НЧК относительно других государств.
 
Но еще важнее качественный показатель населения, который последние 25 лет рассчитывается ПРООН как индекс развития человеческого потенциала. Необходимо оговориться, что этот общепризнанный за последние 25 лет в мире показатель, – несовершенен и не учитывает многих важных факторов, влияющих на качество человеческого потенциала, например, уровень культуры, науки, духовности нации. Об этом автор писал не раз, предлагая другие, более точные, на его взгляд, методы.
 
Кроме того, этот показатель слишком универсален и усреднен, чего в реальной жизни любой страны не бывает. Там есть и деклассированные элементы, и граждане с очень высоким IQ, уровень которого прямо влияет на качество НЧК.
 
Тем не менее можно использовать и этот общепринятый критерий для относительно реальной оценки качества человеческого потенциала. Его официальное описание (в одной из последних редакций) выглядит следующим образом:
 
Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) – интегральный показатель, рассчитываемый ежегодно для межстранового сравнения и измерения уровня жизни, грамотности, образованности и долголетия как основных характеристик человеческого потенциала исследуемой территории. Он является стандартным инструментом при общем сравнении уровня жизни различных стран и регионов. Индекс публикуется в рамках Программы развития ООН в отчётах о развитии человеческого потенциала и был разработан в 1990 году группой экономистов во главе с пакистанцем Махбубом-уль-Хаком. Однако концептуальная структура индекса была создана благодаря работе Амартии Сена. Индекc публикуется ООН в ежегодном отчёте о развитии человеческого потенциала с 1990 года.
 
При подсчёте ИРЧП учитываются три вида показателей:
 
– Ожидаемая продолжительность жизни — оценивает долголетие.
 
– Уровень грамотности населения страны (среднее количество лет, потраченных на обучение) и ожидаемая продолжительность обучения.
 
– Уровень жизни, оценённый через ВНД на душу населения по паритету покупательной способности (ППС) в долларах США.
 
Для перевода любого показателя x в индекс, значение которого заключено между 0 и 1 (это позволит складывать различные показатели), используется следующая формула:
 
 
Следует сказать, что динамика ИРЧП, измеряемого ООН с 1990 года, для России в целом негативна. Если СССР в 1990 году входил в 20 стран-лидеров по этому индексу (0,920), то в 2013 году он был на 55-м месте, «выпав» из группы стран с самым высоким индексом, хотя немного и улучшил этот показатель за последние годы, перейдя из 7-го десятка в шестой. Это важно видеть, но отнюдь не успокаиваться. Такая динамика слишком медленна для того, чтобы минимизировать другие негативные последствия 90-х годов.
 
В этом заключается главная внешняя и внутренняя угроза для России, которая непосредственно сказывается на уровне и качестве ее военной мощи. Особенно должно беспокоить то обстоятельство, что быстрый рост НЧК в странах – демографических лидерах (Китай, Индия, США, Индонезия, Пакистан и др.) неизбежно приведет к резкому изменению в соотношении мировых и военных сил в мире и негативно отразится на обеспечении военной безопасности России.
 
Третье направление влияния НЧК – степень и качество развития государственных и общественных институтов, – непосредственно сказывается на качестве (эффективности) всей военной организации – ВС и ОПК страны, принимаемых решениях, уровне управления ВС и ОПК, боеготовности и боеспособности ВС и других институтов военной организации России.
 
В этой связи целесообразно рассмотреть возможную трансформацию (эволюцию) объективных (позитивных и негативных для России) международных реалий («первый уровень») во внешние опасности («второй уровень») и во внешние и внутренние военные угрозы («третий уровень»), которая может происходить под влиянием отставания в развитии НЧК.
 
 
Важно понимать, что от темпов развития НЧК будет зависеть как скорость эволюции, так и возможное «обратное» движение – от военных угроз («третий уровень») к внешним опасностям («второй уровень») и внешним факторам влияния («первый уровень»). Кроме того, граждан, способных обеспечить существующие и будущие потребности военной организации и ОПК.
 
Отнюдь не всегда факторы внешнего влияния трансформируются в факторы внешних опасностей, а последние – в военные (внутренние и внешние) угрозы. Эта эскалация занимает не только некоторое время, но и, во-первых, может иметь и обратную направленность, а, во-вторых, может подвергаться другому влиянию. Прежде всего влиянию внешних институтов НЧК. И не только «мягкой силы» и СМИ, но и влиянию разных форм сотрудничества, в т.ч. международного. События на Украине зимы 2014 года наглядно показали, как международные реалии (европейская интеграция, в частности) быстро трансформировались сначала во внешнее влияние и внешние опасности со стороны США и Евросоюза, а затем во внутренние военные угрозы (формирования вооруженных экстремистов).
 
Так, деградация украинской экономики (до 60% от ВВП Украинской ССР уровня 1990 г.), прежде всего качества НЧК в промышленности, отток населения (по некоторым оценкам, до 8 млн), слабость институтов развития НЧК, общественно-политических институтов и критически низкая эффективность госуправления, – т.е. все основные направления развития НЧК привели к быстрой трансформации объективного отставания Украины в стадию внешних опасностей и перерастанию этой стадии в стадию внешних опасностей (давление и угроз США и Евросоюза) и внутренних военных угроз.
 
Сказанное свидетельствует о критически важном значении для безопасности уровня и темпов развития НЧК и его институтов.
 
С точки зрения военной, необходимо признать, что роль НЧК, прежде всего в области развития ОПК и качестве ВС, играет уже сегодня решающее значение, что пока недооценивается в полной мере. Общее падение ИРЧП с 1990 года наиболее болезненно отразилось на ОПК, качестве ВиВТ, качестве личного состава ВС и системе управления всей военной организации страны.
 
Сказанное имеет прямое отношение к стратегическому планированию как в общенациональном масштабе, так и для ОПК и ВС страны. С точки зрения общенационального стратегического планирования это означает, что должны быть выделены четкие приоритеты при формировании планов социально-экономического развития, где на первом месте должна стоять цель опережающих темпов развития НЧК, прежде всего, таких его составляющих, как
 
– демографическое развитие;
 
– уровень душевых доходов;
 
– качество образования;
 
– наука;
 
– здравоохранение;
 
– культура;
 
– качество государственных и общественных институтов развития НЧК и управления обществом и государством.
 
Надо понимать, что все эти показатели имеют непосредственное и определяющее влияние на уровень безопасности страны, вероятность перерастания внешних опасностей во внутренние и внешние военные грозы. Так, увеличение численности лиц с высшим образованием непосредственно сказывается:
 
– на продолжительности жизни (по оценкам французских исследователей, на 10 лет);
 
– на росте бюджетных поступлений (в 2 раза);
 
– на уровне и структуре экономики (в т.ч. ОПК);
 
– качестве личного состава ВС;
 
– уровне государственного и военного управления и т.д.
 
Но справедливо и обратное утверждение: опережающие темпы развития НЧК в ОПК и ВС непосредственно и положительно влияют на социальное и экономические развитие страны. Взаимосвязь развития национальной экономики – ОПК – НЧК очень точно описал академик В. Ивантер: «Три отрасли будут вытягивать технологический уровень нашей экономики: оборонно-промышленный комплекс (ОПК), авиакосмическая и атомная промышленность. Почему Европа отстает от США по уровню развития технологий? От жадности. Мало тратит на военные нужды. В ОПК основные затраты приходятся на опытно-конструкторские и исследовательские работы, а они создают двойные технологии и новые материалы, которые используются также и в гражданской промышленности. Мог ли Интернет возникнуть как коммерческий проект? Нет! Но американским военным он потребовался, и они его разработали.
 
У нас был неудачный опыт конверсии конца 1980-х – начала 1990-х годов. Тогда было совершено много ошибок. Сейчас есть возможность провести "конверсию наоборот": восстанавливая ОПК, вытянуть высокие технологии. Более 60 процентов продукции "оборонки" - гражданского назначения. Второе. ОПК, а также атомная и авиакосмическая промышленность имеют серьезные экспортные ниши и поэтому вынуждены конкурировать с ведущими западными производителями, работать на их уровне. Наконец, все эти три комплекса замкнуты на отечественных производителей, что очень полезно для нашей экономики»[5].
 
Очевидно, что повышение качества НЧК в ВС ведет к улучшению общественно-политической ситуации в стране потому, что не только повышается боеспособность собственно армии, но и общий культурный и образовательный уровень нации, а кроме того, в экономику страны направляются профессиональные и организованные люди.
 
Поэтому в интересах всей страны сохранять и развивать НЧК ОПК и ВС, а затраты на эту деятельность можно смело относить на расходы всего государства, а не только МО и других ведомств. Тем более, ошибочно и преступно сознательно сокращать НЧК ВС и ОПК, особенно ликвидируя его научные, образовательные и конструкторские школы.
 
 
________________
 
[1] Военный потенциал – Столкновение цивилизаций / URL: www.e-reading.bz/chapter.php/61484/45/Hantington_-_Stolkn...
 
[2] Там же.
 
[3] См. подробнее: Подберезкин А.И. Темпы роста ВВП и человеческий капитал / Эл. ресурс: «Центр ВПИ». 2013. 8 октября / URL: http://eurasian-defence.ru/
 
[4] Калашников М. Новая военная доктрина США // Знание – Власти. Приложение к № 444/5 / URL: http://znanie-vlast.ru/arch/09/znan444-5pl.pdf
 
[5] Ивантер В. Денег не жалеть // Российская газета. 2014. 17 января. С. 4.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.