Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Возможные варианты наиболее вероятного сценария развития международной обстановки до 2025 года[1]

Версия для печати
Рубрика: 
Будущее – это сознательный выбор вероятных сценариев
из неограниченного множества возможных
 
А. Подберезкин, профессор МГИМО
 
Реальная многополярность предполагает более сбалансированное
международное распределение богатств, а также трансформацию
международных институтов – ООН, МВФ, ВБ и других[2]
 
российские эксперты
 
 
Наиболее важная задача в исследовании и прогнозировании развития МО – определение 2–3 вариантов наиболее вероятного сценария.
 
Необходимо четко отличать теоретически возможные и вероятные сценарии развития международной обстановки (МО), а также их варианты, которые может быть много. Существует (как уже говорилось) большое, даже неограниченное количество теоретически возможных сценариев развития МО на долгосрочную перспективу – от инерционно-традиционных, известных, до качественно новых, вытекающих из неожиданного появления новых парадигм в развитии человеческой цивилизации. В зависимости от того, какие факторы принимаются в качестве основных – политические, экономические, технологические, военные, иные, описываются сотни и тысячи сценариев и тенденций, изменений, существующих внутренних последствий и т.п. Учесть их все невозможно, а прогнозировать бессмысленно. И, скорее всего, вообще не нужно.
 
Совершенно другое дело, если попытаться отобрать из этого бесчисленного количества возможных сценариев только наиболее вероятные, т.е. те, которые скорее всего и будут реализованы, а еще лучше – выделить один, наиболее вероятный сценарий развития МО, предположив, что он может развиваться по нескольким вариантам. В итоге должны остаться несколько, может быть, один–два вероятных варианта одного – сценария развития МО, которые и нужны нам для долгосрочного прогноза.
 
Кроме того, нужно помнить, что вероятные сценарии развития МО не только концентрируют в себе основные тенденции и важнейшие факторы, влияющие на развитие МО, но и позволяют акцентировать внимание на ключевых детерминантах и возможных поворотных пунктах мирового развития, что, собственно, и является, как отмечает справедливо академик А. Дынкин, «сверхзадачей» стратегического прогноза[3]. Они будут лежать в основании всех вероятных вариантов этого наиболее вероятного сценария развития МО.
 
Другими словами, практическое значение работы над сценариями развития МО огромно. С точки зрения долгосрочного прогноза такая работа позволяет:
 
– выделить перечень возможных сценариев развития МО, который может быть очень большим, но, тем не менее, он все равно будет ограниченным, предоставлять конечное число вероятных вариантов развития международной обстановки;
 
– вычленить из перечня возможных сценариев развития МО ограниченное количество сценариев, имеющих наиболее вероятный характер. По большому счету, таких сценариев может быть один-два, может быть, три;
 
– показать доминирующие тренды и тенденции, формирующие международную обстановку в настоящее время и, возможно, в будущем.
 
Так, исходя из уже сказанного выше можно предположить, что основным сценарием развития МО в среднесрочной перспективе до 2025 года будет конфликтный сценарий, при котором западная локальная цивилизация будет стремиться с помощью финансово-экономических, социальных и военных силовых средств обеспечить себе сохранение контроля над основными регионами и процессами в мире. Причем доля военных средств будет постепенно расти.
 
Учитывая постепенное и неизбежное относительное падение мощи западной ЛЧЦ, эта политика может быть реализована только в том случае, если:
 
– удастся сохранить военно-экономическую коалицию Запада (и «систему ценностей») относительно других государств;
 
– удастся сохранить технологическое и военно-техническое превосходство над остальными ЛЧЦ;
 
– не допустить появления других коалиций у ЛЧЦ и стабилизации военно-политической обстановки на планете и в отдельных регионах. «Контрольный пакет» Запада должен сохранятся при уменьшении его относительного объема (изменения соотношения сил) за счет управляемого хаоса и дестабилизации.
 
Этот вероятный сценарий развития МО может иметь, как минимум, три варианта своего развития в зависимости от внешних условий. Это можно показать на логической схеме следующим образом.
 
 
Подобная стратегия в отношении России бескомпромиссна по своим целям, хотя и может отличаться по своим средствам, среди которых для США желательно было бы избежать наиболее острых форм военного противоборства. Сути (цели) это не меняет.
 
Как видно из рисунка, в период 2016–2025 годов ожидается усиление военно-силового противостояния России и США, т.е. использование вариантов № 3 или № 2 развития сценария МО. Политическая системная война против России во все большей степени будет приобретать формы, свойственные для сетецентрической войны: максимально широкое использование всех сил и средств с разных направлений.
 
Основная цель этой войны – политическое руководство и правящая элита России, которые должны быть запутаны (терроризированы) «отлучением» от ценностей Запада и даже демонстративно-физическим уничтожением. (В этом смысле гибель Милошевича, Чаушеску, Каддафи и пр. лидеров – демонстрация того, что можно сделать). Правящая элита должна:
 
– принять правила и нормы, трактуемые США как нормы международного права;
 
– согласиться на контроль со стороны США основных политико-экономических решений.
 
Думается, что конечной целью остается дезинтеграция и раздел России на ряд региональных государств потому, что площадь, ресурсы, история, культура, население – всегда будут объективными условиями для возникновения национально-ориентированной правящей элиты. Совершено иное дело, когда постсоветское пространство, а затем и территория России (как минимум, европейская, азиатская и дальневосточная части) перестанут существовать в качестве единого государства и народа. Контроль над этими территориями и ресурсами становится объективно реальной целью.
 
Именно поэтому до 2025 года США попытаются реализовать один из своих вариантов силового противоборства с Россией. После 2025 года, когда возникнут в полной мере другие центры силы, объективно противостоящие США, – китайский, исламский, индийский, бразильский, индонезийский – это будет сделать уже много сложнее. Тенденция развития БРИКС показывает, что антиамериканская коалиция может сформироваться очень быстро.
 
На рисунке ниже видно одно из направлений политического мышления на Западе, которое (естественно) публично-официально отвергается.
 
 
Источник: Тимесков А. Маккейн жестко критикует Меркель за визит к Путину /
«Эхо Москвы». 2015. 7 февраля [Электронный ресурс].
 
Важно отличать в этой связи «возможные» варианты того или иного сценария развития МО от «вероятных», а тем более «наиболее вероятных», которые собственно и должны лечь в основу прогнозов. Если первых могут быть сотни, вторых – десятки, то третьих – единицы. Для этого есть основания: многие факторы и тенденции развития МО являются достаточно стабильными, изменяются медленно. Если вернуться к части II, в которой давалась оценка таким фактором и тенденциям, то можно согласиться с тем, что прогноз до 2025 года реален. Так, например, географическое положение, запасы природных ресурсов, естественные транспортные коридоры, климат и др. геополитические факторы меняются медленно и их можно отнести к «стабильным факторам», формирующим сценарии МО. Медленно (в среднесрочной перспективе) меняется военная мощь государства, качество человеческого капитала, технологическая основа экономики и др. факторы. Если их основательно проанализировать, то можно в конечном счете отобрать несколько достаточно вероятных вариантов сценария развития МО, основанных на анализе и прогнозе больших объемов информации.
 
Другие факторы – демографические, инфраструктурные, основные фонды, военный потенциал и др. – меняются быстрее, чем «стабильные факторы», и их можно назвать «переменными величинами». Их анализ также имеет огромное значение. Их изменения оказывают незначительное влияние в среднесрочной перспективе, но могут качественно повлиять на развитие того или иного варианта сценария МО в долгосрочной перспективе. Поэтому предполагается, что анализ и прогноз этих факторов позволит существенно корректировать представление о развитии тех или иных сценариев МО.
 
Наконец, есть третья группа наиболее «динамичных факторов», к которой можно отнести уровень развития науки, технологий, конкретных компонентов военной мощи, информатики и связи, других прикладных отраслей технологий и обрабатывающей промышленности. Эта группа факторов влияет на формирование МО уже в среднесрочной перспективе до 10 лет. Так, СССР провел индустриализацию, за 1930–1940 годы создав промышленный фундамент, по сути, заново. С 1944 по 1949 год была создана атомная промышленность, а с 2013 по 2018 год в России планируется провести программы импортозамещения. Но и эта группа факторов поддается прогнозу.
 
В целом для выделения из числа вероятных сценариев одного-двух наиболее вероятных вариантов необходимо использовать принципиальные этапы, о которых говорилось выше в изучении четырех групп факторов – мировых и региональных тенденций, международных факторов и негосударственных акторов – под углом зрения возможных изменений. Подобный подход укладывается в простую матрицу исследования, которую, естественно, требуется детально конкретизировать применительно к вероятному сценарию.
 
 
Как видно из матрицы, только по одному из вариантов одного из сценариев возможен анализ очень большого числа факторов. Так, например, в первой группе (основные тенденции мирового и регионального развития) можно выделить десятки и сотни относительно «стабильных», «переменных» и «динамических» факторов, которые должны быть рассмотрены как в их современном состоянии, так и в будущем – среднесрочном и долгосрочном.
 
Если обратиться к примеру из второй группы факторов (100 основных государств – участников МО), то каждое государство следует рассматривать, как минимум, с точки зрения 10 основных подгрупп (экономика, финансы, демография, промышленность и т.д.), в каждой из которых будет как минимум 10 показателей и критериев.
 
Таким образом, в итоге предполагается, что наиболее вероятный вариант сценария развития МО будет обоснован с точки рения всех основных факторов развития в динамике, что сделает прогноз развития такого варианта достаточно обоснованным.
 
 
___________________________
 
[1] Впервые такую попытку я предпринял в работе, получившей хороший отклик: Подберезкин А.И. Вероятный сценарий развития международной обстановки после 2021 года. – М.: МГИМО (У), 2015. – 325 с.
 
[2] Аладьин В., Ковалев В., Малков С. Пределы сокращения: доклад российскому интеллектуальному клубу / отв. ред. О.А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2013. – С. 105.
 
[3] Дынкин А.А. Предисловие // Стратегический глобальный прогноз 2030. Расширенный вариант / под ред. акад. А.А. Дынкина; ИМЭМО РАН. – М.: Магистр, 2011. – С. 75.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.