Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Возможные сценарии развития России после 2025 года, находящиеся под влиянием новых парадигм в системе национальных ценностей и интересов

Версия для печати
Рубрика: 
Фундаментом этого (цивилизационного – А.П.) подхода является убеждение в том,
что в основе динамики общества лежит развитие человека, его духовного мира –
науки, культуры, образования, этики, религии[1]
 
С. Белкин, главный редактор журнала «Фокус»
 
 
Гипотетические сценарии развития России после 2025 года, т.е. через 7–8 лет, могут оказаться очень полезными не только для исследователей, но и для политической практики потому, что позволяют увидеть более широкий набор возможных альтернатив развития человечества в случае, если новые парадигмы начинают уже не просто влиять, но и доминировать. «Инерция мышления», свойственная как неизбежная черта оправданного консерватизма правящей элите, загоняет её в угол обыденности и новой традиции. Поэтому ей необходимо понимать, что развитие нашей страны и ВПО может пойти по самому неожиданному сценарию[2]. Так, никто в декабре 1916 года не предполагал, что в феврале 1917 года будет революция. Также, впрочем, как в 1989 году, когда готовилась новая редакция Военной доктрины ОВД, что через год не будет самой ОВД.
 
На самом деле, социальные и политические революции происходят достаточно часто, можно сказать, неизбежно, с регулярностью в несколько десятилетий. Это естественные процессы, отражающие качественные изменения, которые проявляются во всех областях человеческой жизнедеятельности. Другое дело, что чем консервативнее и стабильнее та или иная социально-политическая система, тем быстрее и болезненнее происходят в ней социальные революционные перемены. Такими консервативными системами в начале ХХ века были царская Россия, кайзеровская Германия, императорская Австро-Венгрия и Оттоманская Турция. Все они, как известно, самоуничтожились буквально в течение года. И очень болезненно.
 
Стратегический прогноз развития России после 2025 года, основанный на влиянии новых парадигм в системах ценностей, должен, на мой взгляд, исходить из принципиальных и радикальных возможностей перемен в следующих областях:
 
– неизбежности глобальных силовых и военных «идеологических» и религиозных конфликтов между основными субъектами МО, прежде всего, ЛЧЦ, ведущими нациями и государствами, а также новыми мировыми акторами. В их основе будет стремление одних участников силовым образом навязать свою систему ценностей и нормы поведения другим, с одной стороны, и не позволить этого сделать, с другой. Как правило, такие религиозные войны наиболее бескомпромиссны и безжалостны, что позволяет сделать вывод о возможности глобального конфликта, направленного  на уничтожение;
 
– ускорением «фазового перехода» от одних парадигм развития – к другим и связанными с этим быстрыми качественными изменениями в политике, экономике, военной области, которые радикально изменят всю систему международных отношений, а также поставят качественно новые проблемы перед всей человеческой цивилизацией. В этом случае мы не всегда можем сегодня предположить последствий этих перемен;
 
– ростом внутриполитической нестабильности и напряжения даже внутри развитых и внешне стабильных государств по основным точкам разлома, которые могут сделать даже стабильные нынешние субъекты ВПО крайне нестабильными, превратив их в «афганистаны», «палестины» и «ливии» на основе резкого обострения в следующих областях:
 
– социальным противоречиям;
 
– национальным противоречиям;
 
– религиозным противоречиям.
 
Эти тенденции отражаются как на развитии тех или иных сценариев МО и ВПО в мире и отдельных регионах, так и на развитии отдельных сценариев и их вариантов России. Эта динамика будет особенно болезненна после 2025 года для России, которая после 2025 года при любых развитиях событий будет вынуждена существовать во враждебно-силовом, нарастающем в своей эскалации, окружении, создающим крайне неблагоприятные внешние условия для своего развития.
 
Это означает абсолютное доминирование пессимистических и отсутствие оптимистических сценариев развития ВПО и, вероятно, нашей страны. Вопреки этим условиям, однако, Россия, как нация и государство, сможет не только устоять, но и развиваться, демонстрировать высочайшую жизнестойкость, которая будет удивлять многих. Поэтому  пессимизм в развитии ВПО в мире вполне может уживаться с позитивными тенденциями в развитии российской нации и государства, особенно если даже в этих неблагоприятных условиях произойдут изменения:
 
– в пользу разработки реальной эффективной стратегии национального развития, категорическое изменение курса, предполагающее отказ от его либеральных и бюрократических доминант;
 
– изменен качественный характер правящей элиты в пользу национально ориентированной и профессиональной элиты страны.
 
Эта общая характеристика, в которой будут развиваться возможные качественно новые сценарии развития ВПО и России после 2025 года. Их набор может быть сведен (но, естественно, не исчерпан) к следующим сценариям и их вариантам.
 
 
______________________________________
 
[1] Белкин С.Н. Цивилизационный фокус // Фокус, 2017. Апрель. – С. 3.
 
[2] Подберёзкин А.И. Современная военная политика России. – М.: МГИМО-Университет, 2017. – Т. 2.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.