Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Идеи, идеологемы: НЧК и формирование военно-политической обстановки (ВПО) в мире в XXI веке

Версия для печати
Рубрика: 
Нынешняя революция … с упором на социальные технологии потребные
для манипулирования … в коммерческих и политических целях[1]
 
В. Шупер, профессор
 
… наша стратегия заключается в том, чтобы наши силы оставались лучше
всего управляемы, подготовленной и экипированной армией на планете[2]
 
М. Демпси, председатель ОКНШ ВС США
 
 
Выше уже говорилось, что международная обстановка (МО) является основой, истоком для формирования военно-политической (ВПО) и конкретной стратегической обстановки и их вариантов, где НЧК и его институты выступают важнейшими факторами формирования. На рисунке эта логическая схема выглядит следующим образом:
 
 
Как видно из логической схемы, НЧК и его институты не только непосредственно влияют на формирование ВПО и МО, но и на другие группы факторов МО и составные части государственной и военной мощи, а те,  в свою очередь, на состояние и развитие МО в будущем. Так, если говорить о современной стратегии США, которая базируется на качестве ВиВТ и ВС, с одной стороны, и качестве союзов (институтов НЧК), с другой, то неизбежно приходится сделать вывод о том, что в конечном счете именно НЧК и его институты являются основным средством формирования и политики Запада в XXI веке.
 
Главной целью противоборства в XXI веке становится НЧК и правящая элита, а средства – максимально соответствующие этим целям, т.е. информационно-пропагандистские, психологические и аналогичные им.
 
Существует таким образом сильная и прямая взаимосвязь между развитием НЧК и формированием военно-политической обстановки (ВПО) в мире как важнейшей части МО[3]. Так, Председатель ОКНШ ВС США М. Демпси предельно концентрированно обозначил приоритеты США, которые выглядят следующим образом: на растущие (глобальные, демографические, технологические и иные) угрозы США должны отвечать преимущественно с помощью военной силы, которая:
 
– «существенно отличается» от использования военной силы против традиционных угроз;
 
– должна быть (далее следует фактически укрупненное ТЗ для будущей военной организации США);
 
– «лучшей в управлении», т.е. приоритет сохраняется за развитием систем боевого управления, связи, разведки и обработки информации;
 
– «лучшей армией» с точки зрения подготовка  личного состава, т.е. наиболее профессиональной, тренированной;
 
– «лучшей армий» с точки зрения экипирования, что означает отнюдь не только обмундирование и оснащение техническими средствами, но и лучшей армией с точки зрения ВиВТ.
 
Не трудно заметить, что все три «лучшие» определения имеют один общий знаменатель – качество человеческого потенциала вооруженных сил и ОПК США, которое гарантирует им в итоге искомую возможность отвечать на новые мировые угрозы и вызовы («глобальные, демографические, технологические», т.е. не военные, а, по сути гражданские) превосходящими возможностями военной силы. Решающую роль в этой стратегии будет играть НЧК и его институты западной ЛЧЦ.
 
Применительно к формированию МО и будущего ВПО эта соображения имеют прямое отношение с точки зрения государственной и военной мощи и способов ее применения. Известно, что НЧК предопределяет в решающей степени темпы развития и важнейшие области военного дела, а именно: уровень военных технологий, качество военного управления и качество личного состава вооруженных сил стран и коалиций. В самом упрощенном виде он может быть представлен следующим образом:
 
 
На рисунке показано, что качество ВиВТ, личного состава и управления ВС является прямым следствием качества развития НЧК и его институтов в данной ЛЧЦ и государстве. Ни военные технологии, ни военнослужащие, ни органы управления не могут быть по своему качеству и эффективности выше общенациональных. В этом заключалась, например, главная проблема Красной армии в 1941 году: качество личного состава, командиров, управления, значительной части ВиВТ отставало от аналогичных показателей в Германии за редким исключением. Там, где этого германского превосходства не было (в Пограничных войсках и некоторых частях Красной Армии, которые, например, обороняли Перемышль), даже в первые месяцы войны наблюдалась высокая боевая эффективность частей. И эту разницу в качестве НЧК не удавалось даже компенсировать количеством НЧК, т.е. демографически. Не случайно военные потери Германии и СССР были несопоставимы даже несмотря на конечное поражение Германии.
 
В XXI веке НЧК (как потенциал и как институты управления обществом и государством) будет в еще большей степени выступает в качестве решающего фактора в формировании не только МО, но и ВПО. Это связано с качественным развитием человеческого общества, резким повышением уровня образования и информвооруженности.
 
Анализ, оценка и стратегический прогноз развития факторов, формирующих ВПО, как уже говорилось, предполагает скрупулезный учет многих переменных, которые трудно поддаются количественному анализу, а тем более прогнозированию, но является абсолютно необходимым для понимания сути будущих войн и конфликтов.
 
Другая задача, имеющая особенно важное значение – исследование новых факторов влияния на будущую ВПО, особенно тех, которые способны качественно изменить ситуацию. Проблема, однако, в том, что эти факторы, как правило, еще плохо изучены и трудно поддаются измерению. Так, если, например, будущий объем ВВП в долгосрочной перспективе еще можно прогнозировать, то состояния науки, технологий, образования, а тем более климата или погоды в том или ином регионе через 25–35 лет – уже невозможно, хотя это и имеют большое значение. В этой связи особое значение для долгосрочного прогноза ВПО приобретает исследование такого фактора влияния как стремительно растущие творческие возможности человека, качество национального человеческого капитала и институтов его развития[4]. Революционное, решающее значение этого фактора должно быть проанализировано особо[5], учтено при прогнозе развития ВПО. В частности, это может быть отображено на следующем рисунке, на котором делается попытка показать это влияние.
 
 
Не трудно обнаружить также решающее влияние НЧК и его институтов на формирование СО и будущий характер войн и конфликтов. Во многом это объясняет и возможности анализа и прогноза. Есть основания полагать, что самый достоверный долгосрочный прогноз СО и будущего характера войн может строиться только на основе долгосрочного прогноза развития НЧК во всех его аспектах и измерениях. Это означает, что средства и способы формирования СО и подготовки будущих войн в определяющей степени будут зависеть от темпов развития и качества НЧК, а не от традиционных факторов – численности ВС и ВиВТ. Это подтверждают современные приоритеты в финансировании военной политики США, где особый упор делается на качестве л/с ВС и ВиВТ, а также эффективности управления. Так, в частности, предполагается, что развитие систем управления должно привести уже в краткосрочной перспективе к возможности непосредственного контроля и управления не только небольшими подразделениями, но и отдельными военнослужащими.
 
Высокое качество НЧК в военной области позволяет максимально использовать автоматизированные системы управления ВиВТ, например, БЛА или другие виды робототехники, заменив управление и командование людей на алгоритмы действий, а также на создание «роевых структур» в воздухе и на земле, способных действовать независимо от решений командования.
 
Важно, что попытки качественного анализа и прогноза СО на основе анализа и прогноза развития НЧК в принципе возможны. Более того некоторые методики становятся все более эффективны по мере развития экономики, математики и моделирования в последние годы, что выразилось в значительном улучшении результатов стратегического прогнозирования и планирования в США. Стратегическое прогнозирование и планирование факторов развития ВПО–СО в последние десятилетия стало признанным методом подготовки решений, а в ряде случаев, – обязательным методом практической политики. Даже такие переменные величины как энергоемкость, мощность двигателей, или потребности в энергоносителях, например, могут прогнозироваться достаточно определенно. Для современной войны, в ходе ведения которой расходуются огромные запасы топлива (нередко за неделю превышающие все потребности государства за год), – эта задача становится ключевой.
 
В ходе Второй мировой войны и военных действий на Украине, например, мы нередко становились свидетелями, того, что небоевые потери бронетанковой техники из-за нехватки топлива превосходили боевые. Очевидно, что точность прогноза СО и войн будет во многом зависеть от точности прогноза потребностей в топливе ВС, всего государства и общества. Так, на Украине к 2014 году все оценки и потребности ВС, которые делались в Киеве, были неадекватны (если вообще были), что привело к фактическому краху украинских ВС в этом году.
 
В качестве примера также можно привести прогноз изменения структуры потребляемых энергоносителей различным пассажирским транспортом в 2000–2060 годах, исходя из того, что в настоящее время почти 100% техники использует жидкое углеводородное топливо. Из этого прогноза, например, видно, что бронетанковые соединения в будущем будут зависеть не только от наличия углеводородного топлива, но и от других видов энергии, хотя сегодня большинство экспертов с этим выводом категорически и не согласятся.
 
[6]
 
Как видно из приведенных данных, не только объем потребляемых энергоресурсов и их структура, но и другие потребности ВС при формировании СО, успешно прогнозируются на долгосрочную перспективу, что позволяет в свою очередь говорить о том, что и многие другие потребности и возможности государства и его ВС могут также прогнозироваться достаточно точно в количественном отношении. Следует однако иметь ввиду, во-первых, что будущую структуру и объем таких потребностей нельзя просто экстраполировать: требуется серьезный качественный анализ будущих изменений в области экономики и технологий. «Фазовый переход» человечества неизбежно радикально изменит его технологическую и социальную баз.
 
Во-вторых, требуется понимание того, что новая СО будет определяться во многом невоенным факторами, которые будут играть более значимое значение, чем сегодня, а, значит, и потребность в них неизбежно будет выше. И в первом, и во втором случае решающей будет роль НЧК и институтов его развития. Именно они в основном и будут определять темпы развития этих направлений и влиять на качество изменений. В частности, вероятно будущие потребности ВС и СО будут зависеть от возможностей всей военной организации государства в такой области, как информатика и связь, которые, в свою очередь, зависят от НЧК, а также его институтов. Огромные возможности гражданской информатики (суперкомпьютеры, например) и гражданской связи (системы связи, навигации и т.п.) будут играть решающее значение. Так, в ходе первой американо-иракской войны танковые сражения были выиграны США (по свидетельству их участников) прежде всего потому, что американские военнослужащие обладали GPS и тепловизорами, а «цветные революции» инициировались и контролировались через социальную сеть.
 
В начале XXI века стало окончательно ясно, что именно уровень гражданских технологий в будущем будет определять уровень развития военных технологий, а сам уровень гражданских технологий в наибольшей степени зависит от качества НЧК. Таким образом военная мощь в конечном счете будет определяться возможностями НЧК.
 
 
_____________________
 
[1] Шупер В.А. Интеллектуальные предпосылки догоняющего развития России / Свободная мысль, 2015. № 6 (1654). – С. 24.
 
[2] Демпси М. Пентагон причислил Россию к «ревизионистским государствам». 2015. 2 июля / http://www.golos-ameriki.ru
 
[3] Подберезкин А.И., Харкевич М.В. Мир и война в XXI веке: опыт долгосрочного прогнозирования развития международных отношений. – М.: МГИМО (У), 2015. – С. 111–129.
 
[4] Подберезкин А.И. Международная безопасность как следствие идеологической парадигмы мирового развития / Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. – М.: МГМИО(У), 2011. Т. II.
 
[5] Подберезкин А.И. Военные угрозы России. – М.: МГИМО (У), 2014.
 
[6] Сценарии «Новый взгляд на будущее» Новый взгляд на быстро меняющий мир «Шелл Интернешнл БВ», 2013 / http://www.shell.com/scenarios. – С. 20.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.