Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Качество правящей элиты и оценка ВПО

Версия для печати
Рубрика: 

Рокоссовский умел руководить подчиненными так, что каждый офицер и генерал
с желанием вносил в общее дело свою долю творчества[1]

П. Батов, генерал армии

Адекватная (своевременная и точная) оценка современного состояния ВПО и перспектив её развития непосредственно зависят от качества управления правящей элиты, прежде всего, её способности к управлению, стратегическому прогнозу «предсказанию» последствий своих действий. Таким образом, качество управления – обязательное условие адекватности в оценке и прогнозе развития современной ВПО. Без качественного управления, которое характеризуется неким обязательным и желательным набором характеристик (профессионализма, нравственности, образования, патриотизма и способности к стратегическому прогнозу, а также творческому подходу)[2].

К сожалению, весь опыт развития России последних десятилетий говорит об обратном – о неэффективности правящей элиты и её неспособности к эффективному управлению, что делает оценку ею состояния МО и ВПО – изначально ошибочной (так и было все годы с середины 80-х годов, когда ВПО была оценена М. Горбачёвым и его соратниками неверно).

Уже в последние годы, к сожалению, результаты социально-экономического развития страны и меры по её безопасности, как правило, оказывались не эффективными, а решения нередко ошибочными и даже преступными. Критических высказываний по этому поводу великое множество, но кризис весны 2020 года, когда одновременно обрушились цены на энергоносители, а также разродилась пандемия показали насколько не эффективно это управление в условиях кризиса, что не оставляет надежд и на адекватную оценку МО и ВПО. Журналист М. Калашников в апреле 2020 года очень резко, но справедливо дал следующую характеристику: «Нынешнее испытание комбинированным кризисом (падение мировых цен на нефть, пандемия коронавируса, глобальная депрессия) показало, что модель (путинская – М.К) недееспособна. Она разваливается на глазах, хотя внешне эпидемическая обстановка в РФ гораздо лучше, чем в США. Крах наступает в самом слабом звене – в экономике. Последствия непродуманной, законами не прописной «самоизоляции» выйдут тяжелейшими. Видно, что меры принимаются впопыхах, лихорадочно, бессистемно. К возможной эпидемии толком не готовились.

Пытались до последнего скряжничать, избегая крупных затрат государства. Но в результате пришлось копировать американские и европейские меры поддержки экономики и бизнеса. Наконец-то Кремль произнес долгожданные слова: беспроцентные кредиты для предприятий на выплату зарплаты, ссуды под низкие проценты на пополнение оборотных средств, безвозмездная помощь предприятиям на то, чтобы содержать сотрудников запертыми по домам. Однако присмотрись и сразу увидишь всю ту же ограниченную скупость и половинчатость. Кредиты для предприятий под самые низкие проценты? Так они требовались еще задолго до пришествия коронавируса. Причем не для отдельных фирм, а для всех предприятий. Для того, чтобы преодолеть десятилетний застой в экономике РФ, ее черепашьи темпы роста. Причем дешевый кредит должен сочетаться с мерами покровительственной политики (протекционизма), чтобы новые заводы и фабрики поднимались в РФ. Чтобы дешевые деньги не уходили на закупку импорта, чтобы они в стране создавали рабочие места. Но разве это предусматривается нынешней моделью? Нет. Протекционизм проклинается, а дешевые кредиты вводятся лишь на время.

Еще до пандемии государство высосало повышениями налогов все соки из промышленности и граждан, обрекая их на застой и нищету. Вирус лишь ускорил процесс катастрофы в экономике, вызванной не им, а действующей моделью. То же самое можно сказать об «оптимизации» здравоохранения и о многом другом» [3].

Генерал П.И. Батов гениально ответил (сам того не подозревая) о диагнозе российской правящей элиты, у которой не было «желания» (воли) и творчества для управления нацией и страной. Все требования последних десятилетий к управленцам любого звена сводились к сохранению внешней лояльности, механической исполнительности и «скромности» (отсутствию инициативы), что превращало исполнителей, политиков и тех, кто их обслуживает в конформистов, готовых служить любой власти, любым идеям и любой политике. Конформизм и неспособность к творческому решению вопросов, вкупе с откровенным непотизмом и коррупцией стали фирменной чертой российской правящей элиты.

Такие фигуры стали большинством, нормой не только в исполнительной власти, но и в законодательной, судебной и, конечно, в науке и образовании, где успешная карьера по административной лестнице была признаком лояльности власти и 100% конформизма в поведении. Не случайно, что значительная часть истэблишмента последних десятилетий начинала свою карьеру при Л. Брежневе и К. Черненко, продолжала при М. Горбачеве и Б. Ельцине, а сейчас, вот уже более 20 лет, успешно адаптировалась и к правлению В. Путина. Примеров настолько много, что, скорее, надо говорить об исключениях, случайном появлении кое-где таких фигур, как Н. Поклонская. Даже заядлые профессиональные оппозиционеры Г. Зюганов и А. Проханов успешно вошли в этот круг «делателей карьеры».

Именно эти условия были обязательными все годы для управленцев и их карьерного роста, в то время как наиболее эффективные – творческие и интеллектуальные – действия были не просто не востребованы, но и прямо осуждались. Как справедливо отмечают военные эксперты И.М. Попов и М.М. Хамзатов, «Они не блещут талантами и эрудицией, не сыплют новыми идеями и не мечтают сделать научное открытие, … их заслуга в том, что «они ничего не делают». Они последовательно, шаг за шагом продвигаются вверх, постепенно становятся начальниками… в своих организациях, формируя ту самую закрытую касту «посвященных». Далее глубокомысленного «надувания щек» и намёков на свою «избранность» такие «посвященные» в научных дискуссиях (и работе – А.П.) не идут»[4]. И именно эти условия сформировали правящую элиту при В. Путина, которая стала продолжением традиций формирования правящей элиты М. Горбачёва – Б. Ельцина, когда даже требования «обновления» вели к простой смене одних конформистов на других. Эти качества правящей элиты страны в полное мере отразились на её способности адекватно оценивать и прогнозировать развитие МО и ВПО, когда череда ошибок и преступлений уже после развала СССР и ОВД привела к формированию ложного представления о состоянии МО и ВПО.

_______________________________________

[1] Цит. по: Попов И.М., Хамзатов М.М. Война будущего: концептуальные основы и практические выводы. Очерки стратегической мысли. 3-е изд., испр. М.: Кучково поле, 2019, с. 60.

[2] Этот набор обязательных качеств я пытался не раз описать в своих работах, посвященных национальному человеческому капиталу (НЧК) с конца 90- х годов. См., например: Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. М.: МГИМО. В 3-х томах, МГИМО МИД РФ, 2011–2013 гг.

[3] Калашников М. Парад государственной дезорганизации // ВПК, № 15 (828), 2020, с. 2.

[4] Цит. по: Попов И.М., Хамзатов М.М. Война будущего: концептуальные основы и практические выводы. Очерки стратегической мысли. 3-е изд., испр. М.: Кучково поле, 2019, с. 106.



Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.