Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Место и значение НЧК в системе факторов, формирующих международную обстановку (МО) в XXI веке

Версия для печати
Рубрика: 
Что, собственно говоря, присоединяется к используемой человеком энергии,
что позволяет не тратить ее, а увеличивать долю свободной ее части?
Присоединяется мысль – нечто нематериальное, не существующее в пространстве
и во времени[1]
 
А. Вернадский, русский ученый
 
Новые решения требуются не только в международных отношениях … Возрастает
необходимость заново установить параметры и задачи эффективного государства.
Способными к развитию окажутся лишь те (государства – А.П.), кто сможет правильно
определить собственные возможности, соответствующие национальному опыту и положению
в мировой системе[2]
 
А. Цыганков, профессор Калифорнийского университета
 
 
От того как точно будет оценена «собственная возможность, соответствующая национальному опыту и положению в мире», т.е. от качества анализа, оценки и прогноза правящей элитой, целиком будет зависеть способность государств к развитию. Эта субъективная оценка американским ученым значения группы факторов, относящихся к качеству НЧК и его институтов, отражает достаточно точно степень их влияния на формирование МО в XXI веке.
 
Для того, чтобы оценить практическое значение и роль НЧК в формировании МО необходимо коротко остановиться на основных его характеристиках. Известно, что НЧК отражает ключевые параметры развития личности (если говорить о принятым ПРООН индексе развития человеческого капитала – ЧРЧК) и всей нации. Так, ИРЧП может быть либо низким, либо высоким, варьируясь в различных странах и регионах от 0,3 до 0,9. Этот «усредненный» индекс имеет огромное значение потому, что свидетельствует о качестве экономики, уровня жизни, эффективности управления и многом другом в той или иной стране. Относительно других стран.
 
Но этот же индекс не дает представления о всем человеческом потенциале нации, который составляет сумму индивидуальных потенциалов, обладающих (условно) индексом от 0,001 до 0,999. Соответственно если все граждане того или иного государства, насчитывающие, например, 10 млн человек, обладают разным ИРЧП, то национальный индекс будет суммой личных индексов:
 
НЧК = 0,001 + 0,002 + 0,005 + 0,09 и т.д.
 
При этом, если ИРЧП высок, например, 0,9, то он будет соответствовать сумме личных индексов 100, 200 или даже 100 000 человек. И, действительно, гениальная творческая личность может «дать продукции» и пользы для нации в сотни тысяч раз больше, чем социально неблагополучный индивид.
 
Эти же означает, что не столько количество граждан определяет НЧК всей нации, сколько качество этих граждан. Человек, обладающий высшим образованием, здоровьем и творческими способностями, а тем более социальная группа таких творческих личностей, может резко повлиять на весь потенциал нации и государства, если не забывать, что доля НЧК в национальном богатстве развитых стран оценивается в 75–80%.
 
Именно поэтому национальный человеческий капитал локальной цивилизации и государства приобрел в XXI веке решающее значение для формирования международной обстановки (МО), превратившись (наряду с тремя другими объективными группами влияния) в важнейший фактор. Напомню, что в предлагаемой концепции структуры МО, как говорилось выше, вся система состоит из четырех групп факторов: трех групп объективных факторов влияния мировых тенденций: субъектов МО (ЛЧЦ, наций и государств); влиятельных акторов (организаций и пр.), а также одной новой субъективной группы факторов – национального человеческого капитала и институтов его развития.
 
Уже говорилось, что система МО не только структурно состоит из указанных четырех основных групп факторов, но и находится в динамическом развитии, взаимовлиянии, иногда противодействии одних факторов другим. Это является очень важной чертой, характеризующей современную систему МО, определяющей – как пишут профессора МГИМО(У) А. Сидоров и Н. Клейменова, «закономерности ее развития»[3], одной из которых является стремительное значение человеческого капитала и его институтов как субъектов МО (группы факторов) и как условий развития трех других групп факторов и тенденций, формирующих МО в XXI веке.
 
Для иллюстрации этого тезиса можно повторить изображение концепции логической структуры системы МО, предлагавшейся мною выше, с учетом двоякой роли факторов НЧК и институтов их развития.
 
 
Надо подчеркнуть, что влияние НЧК и его институтов на другие факторы и тенденции формирования современной МО значительно превосходят традиционное взаимовлияние этих групп, превращаясь в условие их развития. Так, например, развитие террористических институтов ЧК в зарубежных странах привело к тому, что такие антироссийские институты были созданы к 2016 году более чем в 30 государствах, основавших в России десятки (и, может быть, сотни своих ячеек. Только в 2015 году в России были закрыты более 3,5 тыс банковских счетов и перехвачено более 60 эмиссаров этих организаций, которые представлены более 100 структур, финансировавших террористическую деятельность в России. Если предположить, что большинство этих структур являются институтами НЧК какой-то ЛЧЦ, то их влияние на государство и нацию, другие акторы и мировые процессы нельзя переоценивать.
 
Это влияние особенно наглядно проявилось в 2015–2016 годах на примере Европы, которую террористические организации (институты НЧК исламской ЛЧЦ) поставили на грань кризиса и привели к опасениям относительно будущего ЕС. До этого эти же организации создали хаос в Тунисе, Египте, Сирии, а еще раньше в Афганистане и Ираке и целом ряде других стран. Эти «иррациональные» (субъективные) факторы привели к серьезному кризису в понимании происходящих в МО процессов, на которые обратили внимание даже такие гуру экономики, как А. Гринспен.
 
Таким образом во втором десятилетии XXI века объективно встала очень сложная задача конкретного определения наиболее влиятельных субъективны факторов формирования МО в долгосрочной перспективе, прежде всего НЧК и его институтов, при том понимании, что количество таких факторов в силу возможностей анализа и долгосрочного прогноза не может быть слишком велико. На практике в этом случае ограничиваются всего лишь несколькими факторами, среди которых можно выделить влияние НЧК и его институтов на развитие всей МО, на военно-политическое влияние на участников ВПО, на влияние НЧК и его институтов на военно-технические (количество и качество ВиВТ и ВС) и военно-стратегические, военно-экономические и некоторые другие факторы формирования МО.
 
В условиях развития современного сценария МО и ВПО и уже ведущейся сетецентрической войны против России на первый план, на мой взгляд, выходит группа социальных факторов, которые становятся даже более важными при формировании МО, чем традиционные силовые факторы. Более того, некоторые из них становятся универсальными (системно влияющими на развитие МО) и долгосрочными. К их числу относятся прежде всего возможности НЧК и соответствующих институтов генерировать и продвигать идеи, концепции и идеологемы, программы и прогнозы, представляющие собой качественно новый интеллектуальный продукт, который может быть использован в качестве средства информационно-пропагандистской борьбы.
 
Более того, можно сказать, что из всех средств силового воздействия, включая самые современные ВиВТ, именно информационно-пропагандистские средства являются наиболее эффективными. Так, если рассмотреть, например, противостояние России–Украины в 2016 году, то можно определенно выделить этапы информационно-психологической войны, которые до военно-силового противостояния уже привели к этому результату. На мой взгляд, эти этапы, реализованные за 25 лет еще до 2014 года, следующие:
 
I этапдо 1990 года: Украина «младший брат» России, который незаслуженно обделяется при распределении общесоюзных ресурсов.
 
II этап 1990–1993 годы: Украина предоставлена «самой себе», как и в период СССР, когда голодомор, война и разруха «легки на плечи» только украинцев.
 
III этап1993–1999 годы: Украина – не Россия. Она – лучше, а украинцы-европейцы, а не «азиаты-ватники».
 
IV этап2000–2004 годы: Украина должна получить максимум подарков от России в качестве «компенсации за импортное прошлое» при вступлении в ЕС.
 
V этап2014 – н/вр: Россия – враг Украины.
 
О значении национального человеческого капитала (НЧК) в международной безопасности было  достаточно подробно много написано еще несколько лет назад[4], однако влияние НЧК на формирование МО и ВПО продолжает оставаться пока что «за скобками внимания» экспертного сообщества и политиков, хотя эта роль в XXI веке уже стала безусловно, решающей. В силу этого обстоятельства действительная роль НЧК и его институтов в качестве решающего фактора формирования МО остается малоизвестной и недооцененной. В еще большей степени неизвестна роль НЧК в качестве фактора формирования ВПО и СО, а тем более ведения сетецентрической войны, хотя такая война предполагает в качестве наиболее приоритетной цели именно правящую элиту, т.е. часть НЧК, а в качестве средства – прежде всего институты НЧК.
 
Получается, что о самом главном факторе влияния на современную МО и войны мы знаем очень мало, а иногда его влияние просто его игнорируем. Поэтому есть все основания для того, чтобы вновь вернуться к этой проблеме в связи с попытками анализа МО и ВПО, а также начала сетецентрической войны против России. В этой связи важно коротко остановиться на роли и значении НЧК в современной цивилизации. Напомню, что в самом общем виде роль и значение НЧК и его институтов определяется в современном мире тем, что НЧК и его институты обеспечивают решение 5 основных задач, стоящих перед ЛЧЦ, нацией и государством. При этом в самом общем виде национальный человеческий капитал и его институты можно описать в следующей структуре[5]:
 
 
Как видно на рисунке НЧК представляет собой сложную структуру, определяющую на 75–90% состояние экономики, социальной сферы, ресурсов и институтов нации. Самой значительной его частью является НЧК, формируемый государством, бизнесом и обществом. Эта же часть объединяет и все институты НЧК.
 
Надо понимать, что когда мы говорим о влиянии НЧК на формирование МО мы имеем ввиду весь НЧК ЛЧЦ и его институтов (другое дело, что не все они могут использоваться) не только НЧК государства, что, как правило, в основном делается. НЧК нации и ЛЧЦ и их институты существенно шире, чем только НЧК государства. При этом основные, самые приоритетные области, где НЧК оказывает решающее влияние, на развитие человеческого общества, экономики и государства, а, следовательно, и на формирование международной обстановки (МО), следующие:
 
[6]
 
Ниже мы отдельно будем говорить о 5-ой области приоритетного влияния НЧК – национально-государственном, в том числе военном управлении, но для более масштабной иллюстрации значения НЧК представляется необходимым рассмотреть несколько примеров более высокого уровня, иллюстрирующих то как значение качества НЧК и его институтов влияет на основные критерии и показатели развития ЛЧЦ и отдельных субъектов МО.
 
Так, если говорить о значении для МО природных ресурсов и транспортных коридоров, обеспечивающих их поставку (о чем подробнее будет идти речь ниже), то мы констатируем стремительный рост таких потребностей прежде всего у новых центров силы – КНР, Индия, Индонезия, Вьетнам, Япония и других стран. Вместе с тем этот справедливый и очевидный вывод необходимо скорректировать в зависимости от качества НЧК в этих странах, которое может обеспечить более эффективное энергопотребление и, соответственно, не увеличить, а снизить в 2–3 раза общие потребности нации в энергоресурсах, а значит и энергозависимость государства в стратегической перспективе. Поэтому рассуждая о будущих противоречиях между ЛЧЦ и государствами из-за природных ресурсов, следует иметь ввиду, что очень многое в долгосрочной перспективе будет зависеть от качества НЧК отдельных ЛЧЦ и стран. Сценарий «войны за ресурсы» может быть радикально скорректирован развитием НЧК, прежде всего наукоемких технологий и соответствующих социальных институтов. Не случайно, например, в этой связи наблюдается отход клана Рокфеллеров от традиционного для них бизнеса – добычи углеводородов в 2014–2016 годы.
 
[7]
 
Из этой картинки, основанной на вполне обоснованном прогнозе, видно, что потребление энергоресурсов на одну единицу может быть снижено, как минимум, вдвое. На самом же деле можно ожидать еще более заметных, даже радикальных, изменений, если будут освоены новые типы двигателей и энергии, а социальная организация общества приведет к новому качеству экономики. Эти изменения неизбежно повлияют на структуру экономики, мировую торговлю, развитие технологий и геополитическую картину мира в целом.
 
Другая область радикальных изменений под воздействием НЧК – социальная. Необходимо помнить, что изменения в качестве НЧК, а также социальные изменения в целом в наиболее динамичной форме влияют на исторические процессы, т.е. человек и его институты – наиболее динамично меняющиеся факторы в истории. Так как значение НЧК в развитии человеческой цивилизации является преобладающей группой факторов (включая влияние на формирование МО), то мы можем ожидать самых быстрых и неожиданных изменений именно в этой области. Достаточно привести примеры России и Германии, где всего лишь за десятки лет НЧК и его институты – государственные и общественные – изменились радикально несколько раз: от империи к авторитарному, а затем демократическому государству. Поэтому общественно-политические процессы в мире находятся объективно под сильнейшим воздействием развития НЧК. Так, в частности, формирование в КНР и Индии среднего класса, насчитывающего сотни миллионов человек, т.е. качественный рост НЧК, приведет неизбежно не только к быстрому экономическому и социальному развитию этих стран, но и неизбежным общественно-политическим изменениям в них. Уже в 2016 году, например, в связи с этими переменами в Индии стали открыто декларировать цель превращения страны в глобальную державу (включая и военно-технический аспект ее политики).
 
Еще более радикально изменения в НЧК повлияли на экономику и социальную жизнь общества, на создание главной движущей силы современности – «творческий («креативного») класса», полное «включение» которого неизбежно приведет к качественным социальным, политическим и экономическим изменениям в мире. В качестве иллюстрации можно привести достаточно консервативные прогнозы развития экономики России на долгосрочную перспективу. В частности, коррективы, взятые с поправкой на качество НЧК, дают представление о возможном качестве экономики и социальной структуре общества к 2030 годам XXI века. Так, производительность труда к 2025 году вырастет на 206%, что означает, как минимум, что объем российской экономики удвоится[8].
 
 
На мой взгляд, даже этот прогноз – достаточно инерционный сценарий, ориентированный на продолжение политики игнорирования приоритетов развития НЧК в России. Он не отражает происходящих в стране политических и идеологических перемен, в частности, ориентации не импортозамещение и развитие наукоемких технологий. На мой взгляд, вполне реальный прогноз роста производительности труда на 350–400% (учитывая отсталость этого российского показателя), что будет зависеть, прежде всего, от отношения к НЧК в образовании и профессиональной подготовке.
 
В пользу этого говорить и прогноз роста производительности труда в отдельных отраслях, который, на мой взгляд, также занижен[9]. Очевидно, например, что застой в машиностроении, приборостроении и обрабатывающей промышленности в целом, вызванный откровенным игнорированием потребностей промышленного развития в 1990–2010 годы, в случае изменения финансово-промышленной политики может обеспечить рост отраслей к 2030 году в тысячи процентов, учитывая фактически близкий к нулю сегодняшний показатель.
 
 
Наконец, не вполне корректен прогноз занятых в отдельных отраслях экономики, который даже не предполагает появления новых отраслей и подотраслей в экономике, а тем более смены парадигмы экономического развития, происходящей уже сегодня[10].
 
[11]
 
Таким образом место и значение НЧК в системе факторов, формирующих МО в XXI веке, можно охарактеризовать как решающее не только по значению собственно НЧК и его институтов, но и по их влиянию на динамику развития трех других основных групп факторов и тенденций - глобальных трендов, субъектов и акторов МО.
 
Исключительно важное значение НЧК и его институты имеют для развития субъектов и актров МО, определяя темпы и качество развития экономики, общества и системы управления. Одновременно НЧК и его институты выступают в качестве самого эффективного средства политики, превосходящего не только современные ВиВТ, но и весь набор политико-дипломатических и иных средств.
 
 
___________________________
 
[1] Аксенов Г. Вернадский В.И. – М.: Молодая гвардия, 2015. – С. 321.
 
[2] Цыганков А. Сильное государство: теория и практика в XXI веке / Россия в глобальной политике. 2015. Март–апрель. – С. 9.
 
[3] Сидоров А.Ю., Клейменова Н.Е. История международных отношений. 1918–1939 гг. – М.: ЗАО Центрополиграф, 2006. – С. 21.
 
[4] Подберезкин А.И. Международная безопасность в XXI веке и модернизация России / Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. Т. II. – М.: МГМИО(У), 2012.
 
[5] Подберезкин А.И. Военные угрозы России. – М.: МГИМО (У), 2014.
 
[6] Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. Т. I–III. – М.: МГИМО (У), 2011–2013.
 
[7] Институт энергетических исследований Российской академии наук. Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации. Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года. Москва. 2014 / http://ac.gov.ru/files/publication/a/2194.pdf
 
[8] Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, http://www.forecast.ru. Проблемы российской экономики: политико-экономический взгляд. Российская экономическая стагнация: краткосрочные и долгосрочные источники, возможности преодоления. Руководитель направления ЦМАКП, к.э.н. Д.Р. Белоусов / http://slon.ru/images/infographix/voynarovskiy/20130930%20arett/Belousov%20presentation%202013-0-27.pptx
 
[9] Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, http://www.forecast.ru. Проблемы российской экономики: политико-экономический взгляд. Российская экономическая стагнация: краткосрочные и долгосрочные источники, возможности преодоления. Руководитель направления ЦМАКП, к.э.н. Д.Р. Белоусов / http://slon.ru/images/infographix/voynarovskiy/20130930%20arett/Belousov%20presentation%202013-0-27.pptx
 
[10] Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, http://www.forecast.ru. Проблемы российской экономики: политико-экономический взгляд. Российская экономическая стагнация: краткосрочные и долгосрочные источники, возможности преодоления. Руководитель направления ЦМАКП, к.э.н. Д.Р. Белоусов / http://slon.ru/images/infographix/voynarovskiy/20130930%20arett/Belousov%20presentation%202013-0-27.pptx
 
[11] Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, http://www.forecast.ru. Проблемы российской экономики: политико-экономический взгляд. Российская экономическая стагнация: краткосрочные и долгосрочные источники, возможности преодоления. Руководитель направления ЦМАКП, к.э.н. Д.Р. Белоусов / http://slon.ru/images/infographix/voynarovskiy/20130930%20arett/Belousov%20presentation%202013-0-27.pptx


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.