Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... мы уже в 2014 г. находились в состоянии сетецентрической войны между двумя локальными цивилизациями...

Версия для печати
Рубрика: 
Можно соглашаться с тем, что мы уже в 2014 году находились в состоянии сетецентрической войны между двумя локальными цивилизациями – западно-христианской и восточно-христианской, – или по-прежнему придерживаться старой позиции, что раз не было объявления войны и массовых  жертв, то и война еще не начата. Все зависит в конечном счете не от научной обоснованности, а от политической позиции или даже веры.
 
Разница в оценке, однако, имеет принципиальное значение: там, где признание этого факта произошло, общество, государство и нация начинают вести себя по-другому, а именно так, как в условиях военного времени. Происходит моральная, экономическая, эмоциональная и военная мобилизация. Там же, где это не признается, все продолжает идти также, как и в условиях мирного времени, а это означает, что противостоящие стороны поставлены в разные условия. Не случайно, ведь, объявление мобилизации всегда расценивалось как объявление войны.
 
Все проблема в том, что мы в абсолютном своем большинстве оперируем понятиями, которые относятся если не к середине, то ко второй половине XX века, когда войной называлось, как минимум, война двух держав с применением всех видов и родов вооруженных сил, сотнями тысячами и миллионами жертв, оккупированными территориями и т.д. и т.п. Мы и не заметили в массовом общественном сознании (а, значит, и в политике), что ситуация изменилась коренным образом. И это не нашло своего отражения ни в международном праве, ни дипломатии, ни экономических связях.
 
Лишь очень немногие в правящих элитах других государств осознали новые реалии и смогли извлечь из этого немедленные дивиденды: в США (где закладывали фундамент этих изменений) смогли создать «американоцентричную» мировую систему, в Западной Европе – приспособиться к монополии на мировой контроль США, в Китае – сконцентрироваться для рывка.
 
Только в России с удивлением вдруг обнаружили, что катастрофически упустили время и «вдруг» превратились во второразрядную державу, с которой не только перестали считаться, но и которую заставляют жить по чужим нормам, руководствуясь чужой системой ценностей, в чужих национальных интересах. До тех пор, пока элита России, играла по этим правилам, ее терпели, но как только она попыталась вспомнить о своих национальных интересах и достоинстве, ее решили быстро поставить на место. И когда это произошло и стало для всех очевидно, когда противоречия интересов локальных цивилизаций обнажились и были освобождены от пустой риторики, «оказалось», что Россия уже давно находится в состоянии войны. Не подготовительного этапа о реальной войны, когда нация несет экономические и людские потери, теряет партнеров и союзников, вынуждена спешно менять свои социально-экономические приоритеты. И все это в условиях, когда угроза эскалации конфликта нарастает.
 
Конфликт на Украине стал новой фазой вооруженного конфликта с Россией, когда против русских используют тех же русских, перенося на них все издержки и тяготы военных действий. И этот конфликт означает в то же время лишь этап, какую-то часть войны, ведущейся против России. Войны, которая была умело подготовлена и обеспечена политически, идеологически и экономически. Те, кто ее начали, практически не только ничем не рискуют, но даже не несут особенно заметных издержек – все тяготы и риски достались Украине и России. Для них война на Украине – идеальная форма войны против России. Целью этой войны является заставить Россию признать приоритет интересов и норм Запада, в конечном счете его право управлять нацией, территорией и ресурсами. Прежде достижение такой цели называлось бы тотальным поражением. Сейчас, как мы видим это на примере целого ряда стран, находящихся в прямом подчинении США, признанием контроля и системы западных ценностей.
 
России нужна новая политика и первым шагом такой политики является публичное признание того, что нам навязали войну и мы вынуждены сопротивляться. Эту войну нам никто формально не объявлял и, скорее всего, не будет объявлять. Так же, как США не объявляли войны Югославии, Панаме, Афганистану, Ирану, Ливии, Сирии и другим странам, которые они бомбили и где добились своей политической победы – состояния хаоса, когда правящие элиты не могут эффективно управлять государством и фактически подчинились контролю США. Но эту войну нам придется вести, либо смириться с навязываемой нам чужой волей и принять условия мира (перемирия), которые очевидно будут очень тяжелыми. Для того, чтобы в условиях идущей войны провести мобилизацию, необходимо выделить ее главные приоритеты, а именно те, что не было сделано прежде. Приоритеты в области развития образования, науки и информатики. Ничего нового. В 1914 году об этом же писал еще В.И. Вернадский в совей известной статье «Война и прогресс науки»: «После войны 1914–1915 гг. мы должны привести в известность и в учет естественные производительные силы нашей страны, т.е. первым делом должны найти средства для широкой организации научных исследований нашей природы и для создания сети хорошо обставленных исследовательских лабораторий, музеев и институтов, которые дадут опору росту нашей творческой силы в области технического использования данного нам природой богатства. Это не менее необходимо, чем улучшение условий нашей гражданской и политической жизни, столь ясно сознаваемое всей страной»[1].
 
Надо перестать, наконец, говорить о «демократии» и «реформах» и обратить внимание к реальной силе нации – человеческому потенциалу и институтам его реализации, – которые по странному совпадению стали главными средствами вооруженной борьбы в XXI веке.
 
____________________
 
[1] Вернадский В.И. Война и прогресс науки. 2007. 14 февраля. С. 75–76.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.