Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Нынешняя и будущая роль АТР в мире: ориентиры для евразийской интеграции

Версия для печати
Рубрика: 
Если учитывать роль отдельных стран в доминировании 
над региональными пространствами, то можно различить... 
целый ряд кандидатов в "полюса"[1]
 
А. Торкунов, ректор МГИМО(У)
 
Евразийская энергетическая стратегия США практически 
полностью нацелена на "сдерживание" исключительной 
и преимущественной роли России как энергопоставщика 
Европы и на ограничение ее обширного влияния в
среднеазиатских и каспийских странах - поставщиках 
энергоресурсов[2]
 
А. Коэн, эксперт США по России
 
 
Для более полного понимания будущих особенностей евразийской интеграции и выбора эффективной стратегии России принципиально важно представлять себе нынешнюю и будущую роль нового центра силы - стран Азиатско-Тихоокеанского региона, который уже превратился в главный центр силы в мире. Осознание этого факта еще пока не произошло. Инерция мышления и политическая традиция, в том числе и в российской элите, сохраняют роль главного центра силы в мире за Северо-атлантическим регионом. К сожалению, эта недооценка сказывается не только на структуре всей внешней торговли России (где более 60 % приходится на Евросоюз), но и на политических предпочтениях и системе ценностей, ориентированы в последние десятилетия на Европу. С той лишь разницей, пожалуй, что с точки зрения политической риторики после 2011 года стали больше говорить о Евразии и АТР.
 
Эти декларации, однако, мало отражаются в практической политике и нормативных документах. Так, концептуальная незаконченность различного рода федеральных, отраслевых и региональных стратегий, их слабая взаимосвязь между собой и отсутствие общей идеологии хорошо видны на примере "Энергетической стратегии" на период до 2030 года, утвержденной Правительством РФ 13 ноября 2009 года[3]. В ней явно смешиваются приоритеты, что видно из определения "Главного внутреннего вызова" ("переход на инновационный путь развития" и "удовлетворение внутреннего спроса") и "Главного внешнего вызова" "преодоление угроз, связанных с неустойчивостью мировых цен на нефть").
 
Ни "главные "внутренней", ни "внешней" вызовы таковыми на самом деле не являются. Переход на инновационный путь развития, о котором твердят уже более 10 лет (а до этого М. Горбачев начинал "перестройку" с ускорения НТП), сам по себе ничего не означает и может продолжаться (и продолжается) десятилетиями. Речь на самом деле должна "идти о действительном "главном внутреннем" вызове - отставании в темпах развития НЧК, о котором в Концепции говорится в последнюю очередь. Инновации и конкурентоспособность являются прямым следствием деградации НЧК и его институтов.
 
Тем неубедительнее выглядит и "главная внешняя угроза" - неустойчивость цен на энергоресурсы, которая в действительности совершенно не угрожает национальным экономикам, ориентированным не на экспорт, а на развитие НЧК.
 
Вместе с тем в Стратегии есть и очень правильная мысль о том, что "Энергетический сектор должен содействовать воспроизводству человеческого капитала (через развитие энергетической инфраструктуры и предоставление энергетических товаров и услуг по социально доступным ценам, обеспечение устойчивого воспроизводства высококвалифицированных кадров и повышение качества жизни граждан страны, в том числе занятых в энергетическом и смежных секторах), а также способствовать переходу к новой модели пространственного развития, опирающейся на сбалансированное развитие энергетической и транспортной инфраструктуры"[4], и "интеграции евро-азиатского экономического пространства"[5].
 
К сожалению идея человеческого капитала "модели пространственного развития" затерялись среди множества других, более приоритетных целей и задач Концепции. Между тем для такой огромной страны, как Россия, именно пространственное развитие и интеграция евро-азиатского пространства является главной: дороги и энергосети в конечном счете связывают и развивают регионы страны, удерживают их в едином целом, а не экспорт энергоресурсов, который разделяет регионы на богатые и сверхбедные. Если в США такая разница в РВП составляет 2-3 раза, то в России - до 30 раз.
 
Таким образом одна из главных тенденций развития мировой экономики в течение последнею десятилетия - растущая роль быстро развивающихся стран АТР, которая привела к смешение центра экономической активности с запада на восток - не находит пока что адекватной реакции в России. Согласно большинству прогнозов, тенденция быстрого роста стран АТР продолжится с высокой степенью вероятности и в будущем.
 
Аналитики разведсообщества США подчеркивают роль НЧП для США: "Несмотря на то, что Китай займет ключевые позиции в мировой экономике, США сохранят за собой лидерство в инновациях и технологиях. Об этом свидетельствуют такие факты: ежегодно около трети запатентованных изобретений создаются в США, хотя их население составляет чуть более 5% населения земного шара; более 40% лучших университетов мира, в которых работает большинство Нобелевских лауреатов, также находятся в США... США в долгосрочной (на 15-20 лет) перспективе, как утверждается, останутся единственной реальной силой, способной создавать коалиции из государств и негосударственных игроков и противостоять грядущим вызовам и угрозам"[6].
 
Если к этому добавить то, что к 2030 году людям для выживания потребуется на 40-50% больше воды, еды и энергии[7], то становится понятным, что существующие сегодня 60-70 конфликтов в мире несут угрозу перерастания в большую войну за ресурсы.
 
В еще большей степени происходят изменения в военном соотношении сил, что хорошо видно на примере отношений КНР и Тайваня. Так, если всего лишь несколько лет назад эксперты оценивали эффективность вторжения КНР как сомнительную, то сегодня КНР может это сделать вне всяких сомнений. Вопрос, однако, в том, что избранная им тактика "поглощения" гораздо эффективнее и может рассматриваться как модель поведения КНР в Евразии и АТР. Как признает один из экспертов, "Гоминьдан из некогда непримиримого противника КПК превратился в ее пятую колонну, способствуя мирному экономическому поглощению Тайваня Китаем. Это поглощение идет ударными темпами. Естественно, прагматичный Пекин ни в коем случае не будет резать курицу, несущую золотые яйца. Ему гораздо выгоднее присоединить процветающий Тайвань с его огромными валютными резервами и развитыми технологиями. И только если по каким-то причинам произойдет "сбой программы", Китай быстро и жестко решит вопрос силой. Впрочем, лет через 10 его превосходство станет настолько очевидным и подавляющим, что "сбой программы" будет невозможен. Тайвань просто не рискнет сопротивляться, а США окончательно забудут свои "гарантии безопасности" острову"[8].
 
Примечательно, что в новой редакции национальной доктрины безопасности, опубликованной в апреле 2013 года, "Власти Китая выступили за новую концепцию безопасности, основанную на взаимном доверии, выгоде и координации. Эти основополагающие принципы изложены в Белой книге по национальной обороне.
 
"Китай никогда не будет стремиться к гегемонии и не будет участвовать в вооруженной экспансии, - сообщается в ней. - В задачи вооруженных сил КНР входит обеспечение коренных интересов национальной обороны, поддержание мира и достижение победы в войнах".
 
Согласно документу, армия страны будет "решительно отражать любые провокационные действия, подрывающие суверенитет государства, угрожающие безопасности и территориальной целостности"[9].
 
Можно сказать, что стратегия КНР в АТР в будущем в качестве важнейшего приоритета рассматривает необходимость обеспечения максимально благоприятных внешних условий для социально-экономического развития. Среди таких условий вполне определенно и настойчиво подчеркивается недопустимость покушения на национальный суверенитет, продвигаемую КНР вовне систему ценностей.
 
Современная евразийская стратегия России должна вытекать из стратегического прогноза развития международной ситуации в целом, и в странах АТР, в частности. Очевидна взаимосвязь между процессами, прежде всего политическими и экономическими, в Евразии и в странах АТР. Эта взаимосвязь во многом будет влиять на будущее восточных регионов нашей страны как в экономическом, так и военном и политическом плане, а, значит, и на будущее евразийской интеграции. Отсюда изначально важна максимально точная оценка перспектив развития стран АТР, их роли в мировой политике и экономике.
 
Существует немало попыток долгосрочного прогноза развития АТР и его влияния на мировую политику, но, как правило, все они сходятся на том, что этот регион будет наиболее важным и конфликтным регионом нынешнего столетия, Так, известный футуролог Дж. Фридман в своей работ "Мир в следующие 100 лет" следующим образом характеризует будущую роль АТР в лице: "Новые геополитические разломы. Основными линиями геополитического раскола мира в наступающем столетии могут оказаться следующие пять направлений:
 
Во-первых, Азиатско-Тихоокеанский регион, где Китай и Япония будут все активнее противостоять доминированию США в Тихом океане.
 
Во-вторых, Страны Восточной Европы, где после развала Советского Союза продолжится борьба за сферы влияния"[10]. Примечательно, что Дж. Фридман, говоря о "проблемности" восточноевропейских стран, не говорит о двух основных факторах, создающих такую проблемность. Во-первых, откровенную экспансию на постсоветское пространство США и стран Евросоюза, а, во-вторых, слабеющие позиции России в этом регионе, которые пока что не корректируются стратегией евразийской интеграции и созданными институтами. Так, роль ОДКБ в обеспечении безопасности в Евразии весьма ограничена прежде всего политическими функциями и зоной ответственности (регионом). По мнению многих экспертов, встречающееся иногда сравнение ОДКБ с Варшавским договором представляется натянутым. Варшавский договор являлся преимущественно военным союзом, цель которого заключалась в противостоянии блоку НАТО. В ОДКБ во главу угла поставлены политические методы укрепления безопасности. Сузилось и пространство обеспечения такой безопасности: оно носит не глобальный, а региональный характер. ОДКБ отказалась от разветвленной системы органов координации военного сотрудничества, существовавшей в Варшавском договоре. Исчезла также идеологическая подоплека и доминирование одного ведущего государства. В этом смысле, отмечает российский автор А. Куртов, "ОДКБ более соответствует своему целевому предназначению - как региональная структура способствовать объединению именно усилий стран-участниц в определенной сфере. ДКБ и ОДКБ имели четко выраженный региональный характер"[11].
 
                           Роль России в прямых инвестициях в СНГ 
                             характеризуют следующие данные[12]:
 
"В-третьих, - продолжат Дж. Фридман - Европейский союз, который будет сопротивляться росту влияния и России, и США, и будет переживать внутренние конфликты из-за вовлечения в Союз большого числа стран с разными уровнями развития экономики и роста числа разных этно-конфессиональных общин.
 
В-четвертых, Исламские страны, которые могут объединиться в коалицию во главе с Турцией.
 
Наконец, Мексика, чье положение в Северной Америке усугубляет опасность того, что размытыми окажутся границы государств Северной Америки.
 
Наличие столь большого числа проблемных зон несомненно приведет к конфликтам, хотя и не обязательно в каждой из них[13].
 
АТР, регион с самой быстрорастущей экономикой, в значительной степени зависит от судоходной торговли - как экспорта, так и импорта. Экономика Японии - вторая в мире по объему - построена на ввозе ресурсов, в особенности, нефти. Ключевой игрок региона, Китай, так же становится крупным импортером минеральных ресурсов.
 
Этим странам, как и Южной Корее и Тайваню, необходим доступ к Тихому океану, который контролируется военными силами США, что может вызвать конфликт.
 
С другой стороны, импорт дешевых товаров из Азии ложится тяжелым бременем на американских производителей. Отказ от азиатского импорта, на который могут пойти США, станет сильным потрясением как для Китая, четверть экспорта которого идет в Штаты, так и для других стран региона.
 
Дальневосточные государства в настоящее время не имеют необходимых ресурсов для эффективной защиты от возможной военной или экономической блокады со стороны США. Существующий дисбаланс между экономическим ростом и военной силой приведен к тому, что Япония и Китай в течении ближайшего столетия будут наращивать военный потенциал, что несомненно вызовет реакцию США, обеспокоенных угрозой их владычеству в Тихом океане.
 
Это противостояние будет обостряться участием Кореи и Тайваня на стороне Китая и Японии, а также зависимостью азиатских стран от цен на нефть, что приведет к борьбе за морские торговые пути"[14].
 
Экономики азиатских стран демонстрируют высокие темпы роста ВВП, которые в несколько раз превосходят данный показатель у развитых стран. Средний показатель роста ВВП развивающихся стран Азии может составить 8,4% в 2011 и 2012 гг., в то время как в развитых странах экономика вырастет только на 2,2% в 2011 г. и 2,6% в 2012 г. По оценкам МВФ, Китай станет крупнейшей экономикой мира по объему ВВП и обойдет нынешнего лидера США уже в 2016 г. и при этом сохранит высокие темпы роста.
 
 
Относительно КНР существуют и более пессимистические прогнозы темпов роста ВВП, которые, однако (учитывая объем ВВП страны), не влияют принципиально на вывод о растущей мощи и влиянии этой державы.
 
Во многих среднесрочных и долговременных прогнозах ожидается снижение темпов экономического роста КНР. Некоторые из этих прогнозов, выполненные по разным методикам, представлены в табл. Наши собственные расчеты показывают, что среднегодовые темпы роста ВВП Китая в 2011-2030 гг. составят 5,5%,- считают эксперты ИМЭМО РАН[15].
 
 
Несмотря на более консервативные оценки ряда экспертов, дающих менее оптимистичные прогнозы развития КНР, с учетом нарастания ряда негативных явлений в экономической, социальной сферах, экологических проблем и др., на данный момент в АТР сконцентрирована значительная часть населения планеты (57%) и промышленного производства (40%), на регион приходится свыше трети (37%) мирового спроса на энергию и энергоносители. В последние несколько десятилетий АТР - самый динамично развивающийся регион мира, где в условиях быстрого экономического роста происходи интенсивное технологическое развитие, особенно в части промышленной, энергетической и транспортной инфраструктуры.
 
Вместе с тем нельзя абсолютизировать темпы роста ВВП в новых экономических гигантах АТР. По оценкам ученых МГИМО(У), ситуация с точки зрения роста реального ВВП выглядит не столь однозначно[16].
 
Непосредственно из таблицы следует, что высокие темпы роста реального ВВП будут в следующих странах: Китай, Индия, Индонезия и, возможно, Аргентина (она сильно ускорилась в 2011 году, но пока нет оснований ожидать такого ускорения в среднесрочной перспективе). В группу стран со средними темпами роста попадают Австралия, Бразилия, Канада, Германия, Мексика, РФ, Саудовская Аравия, ЮАР, Южная Корея и Турция. В группу стран с условно низкими темпами роста попадают Франция, Италия, Япония, Великобритания и США. Несмотря на недавние новости про так называемые "зеленые ростки" в американской экономике, прогноз остается весьма сдержанным. Но если выразить рост развитых стран в абсолютных величинах, то тем не менее получаются впечатляющие величины. И если посмотреть на 40-50-летние тенденции, то налицо логарифмические тренды развития почти всех современных стран ОЭСР. На этом фоне некоторым исключением выглядят Германия, Канада и Австралия.
 
                                 Темпы прироста реального ВВП стран G20[17]
 
Примечательно, что, несмотря на консервативные темпы роста большей части крупнейших экономик мира, темпы роста экономики России, хотя и опережающие среднемировые, не позволяют говорить о быстром догоняющем развитии. О перестановках в балансе мировой экономической мощи можно говорить на основании таблиц.
 
В таблице представлен реальный ВВП в долларах США в ценах 2000 года. Из нее следует, что явными лидерами по абсолютному уровню ВВП в 2017 будут США, Япония и Китай, причем по уровню ВВП Китай практически догонит Японию. Экономическое лидерство США остается бесспорным, но опять же нужно принимать во внимание, что если измерить ВВП по ППС, то позиции Китая значительно усилятся.
 
                      Номинальный ВВП стран G20 в млрд. долларов США[18]
 
           Реальный ВВП стран G20 в млрд. долларов США в ценах 2000 г.[19]
 
Во втором эшелоне в 2017 условно будут следующие страны: Франция, Германия, Великобритания, Италия, Бразилия, Канада, Корея и Индия. Их реальный ВВП примерно превышает 1 трлн. долларов США. Остальные страны условно можно отнести к третьему эшелону.
 
Если обратить внимание на таблицу 5, то сразу бросается в глаза, что перестановок в ранжировании стран в 2017 году практически не наблюдается (за исключением того, что Индия обгонит Италию). Это говорит о том, что сложившиеся тенденции способствуют догоняющему развитию крупнейших развивающихся стран большой двадцатки, но не способствует значительным перестановкам экономической мощи. Также из рисунков следует, что к 2017 году доля ВВП стран БРИКС и остальных стран вырастет за счет снижения доли стран ОЭСР и США.
 
 
[20]
 
 
 
При этом в 2009 г. Китай (включая Гонконг и Макао) вышел на первое место в мире по потреблению энергетических ресурсов, обогнав США, а в 2010 г. использование энергии и энергоносителей только в его континентальной части превзошло американский уровень.
 
 
В целом, в последние десятилетия XX века и в начале XXI века в АТР происходил наиболее быстрый рост потребления энергии и энергоносителей. Причем даже в условиях глобального финансово-экономического кризиса 2008-2010 гг., когда в мире произошло снижение энергетического спроса, энергопотребление в большинстве стран АТР продолжало быстро возрастать[21]. Что, естественно, отразилось на внешней торговле России со странами АТР, прежде всего АСЕАН, где доля энергоресурсов и объем продаж устойчиво расти.
 
                    Десять наиболее значимых товаров с точки зрения вклада 
                                 в рост импорта стран АСЕАН из России 
                                    в 2000-2005 и 2005-2010 гг., в %[22]
 
Эта таблица наглядно подтверждает вывод об изменениях в структуре поставок российских товаров в регион АСЕАН, а также демонстрирует, что стоимостной объем этих поставок в 2000-е годы наращивался главным образом за счет сырьевых энергетических товаров, подвергшихся минимальной обработке, в то время как полуфабрикаты из черных и цветных металлов - более технологически емкий продукт - уступили ведущие позиции, - делают вывод эксперты МГИМО(У)[23].
 
              Десять наиболее значимых товаров с точки зрения вклада 
                               в рост импорта России из стран АСЕАН 
                                  в 2000-2005 и 2005-2010 гг., в %[24]
 
Как видно из таблицы, 10 товарных субпозиций, сыгравших решающую роль в расширении поставок товаров из стран АСЕАН в Россию, большинство из них относится к продукции электронной и электротехнической промышленности и представляют не только готовые изделия конечного потребительского спроса, но и промежуточные части и компоненты, используемые для сборки или ремонта и технического обслуживания таких изделий. В то же время существенную роль в поддержании динамики экспорта на российский рынок до сих пор играют растительные масла - пальмовое, кокосовое и пальмоядровое.
 
Как отмечают российские авторы, "Современный годовой уровень глобального потребления энергии составляет около 12,0 млрд т н.э., или 1,7 т н.э./чел., основными энергоисточниками выступают нефть, газ и уголь. На них приходится свыше 85% всей первичной энергии. Это объясняется наличием значительных разведанных запасов, коммерческими и технологическими преимуществами добычи, транспортировки и утилизации ископаемых энергоносителей, а также современными требованиями к безопасности систем энергопроизводства и энергопотребления.
 
Современная глобальная система энергообеспечения носит в высокой степени интернациональный характер, особенно в части производства и потребления углеводородов (УВ). Международные поставки нефти превышают 75% от уровня ее добычи, газа - 37%, угля - 15%.
 
Нефть в пересчете на энергетический эквивалент является самым дорогим энергоносителем. Международные цены на нефть и нефтепродукты выступают в качестве индикатора при ценообразовании на рынках газа, угля и электроэнергии.
 
 
 
 
_____________________
 
[1] Торкунов А.В. По дороге в будущее. М.: Аспект Пресс, 2010. С.147.
 
[2] Евразийская энергетическая стратегия США вдыхает новую жизнь в холодную войну / Эл. ресурс: Мировая политика и ресурсы. 8 июня 2011 / http://www.wprr.ru
 
[3] Энергетическая стратегия России на период до 2030 года. Утверждена 13 ноября 2009 г. N 1715-р.
 
[4] Энергетическая стратегия России на период до 2030 года. Утверждена 13 ноября 2009 г. N 1715-р.
 
[5] Энергетическая стратегия России на период до 2030 года. Утверждена 13 ноября 2009 г. N 1715-р.
 
[6] Мир в 2030 году: прогнозы разведывательного сообщества США // Аналитические записки ИМИ МГМИО(У). 2013. Август. N 3. С. 10.
 
[7] Астахов К. Что ждет мировую энергетику // Независимая газета. 2013. 14 мая. С. 11.
 
[8] Храмчихин А. "Оверлорд" по-пекински. Поднебесная уже в состоянии осуществить масштабную воздушно-морскую десантную операцию / Эл. ресурс "Военное обозрение". 2013. 10 апреля / http://topwar.ru
 
[9] В Китае обнародована новая доктрина национальной безопасности / Эл. ресурс "ЦВПИ". 2013. 16 апреля / http://eurasian-defence.ru
 
[10] Фридман Дж. Мир в следующие 100 лет. Краткий реферат. Институт демократии и сотрудничества, Нью-Йорк, 2009. С. 49.
 
[11] Башаратьян М. Военно-политическая безопасность Центральной Азии и роль ОДКБ в ее обеспечении // МЭиМО. 2012. N 12. С. 16.
 
[12] Мониторинг взаимных инвестиций в странах СНГ / ЦИИ ЕБР. 2012. Доклад N 6. С. 11
 
[13] Фридман Дж. Мир в следующие 100 лет. Краткий реферат. Институт демократии и сотрудничества, Нью-Йорк, 2009. С. 49.
 
[14] Фридман Дж. Мир в следующие 100 лет. Краткий реферат. Институт демократии и сотрудничества, Нью-Йорк, 2009. С. 8-9.
 
[15] Азиатские энергетические сценарии 2030 / под ред. С.В. Жукова. М.: Магистр, 2012. С. 43.
 
[16] Влияние финансовой системы на динамику и цикличность экономического развития: выводы для России. Отчет НИР. 4-й этап: Разработка среднесрочного прогноза финансового и общеэкономического развития зарубежных стран и России / рук. проф. И.А. Стрелец. М.: МГИМО(У), 2012. С. 22-26.
 
[17] Влияние финансовой системы на динамику и цикличность экономического развития: выводы для России. Отчет НИР. 4-й этап: Разработка среднесрочного прогноза финансового и общеэкономического развития зарубежных стран и России / рук. проф. И.А. Стрелец. М.: МГИМО(У), 2012. С. 22-26.
 
[18] Влияние финансовой системы на динамику и цикличность экономического развития: выводы для России. Отчет НИР. 4-й этап: Разработка среднесрочного прогноза финансового и общеэкономического развития зарубежных стран и России / рук. проф. И.А. Стрелец. М.: МГИМО(У), 2012. С. 22-26.
 
[19] Влияние финансовой системы на динамику и цикличность экономического развития: выводы для России. Отчет НИР. 4-й этап: Разработка среднесрочного прогноза финансового и общеэкономического развития зарубежных стран и России / рук. проф. И.А. Стрелец. М.: МГИМО(У), 2012. С. 22-26.
 
[20] Влияние финансовой системы на динамику и цикличность экономического развития: выводы для России. Отчет НИР. 4-й этап: Разработка среднесрочного прогноза финансового и общеэкономического развития зарубежных стран и России / рук. проф. И.А. Стрелец. М.: МГИМО(У), 2012. С. 22-26.
 
[21] Energy Review / U.S. Energy Information Administration. 2011; BP Statistical Review of World Energy. 2011; World Energy Outlook 2011 // International Energy Agency. 2011.
 
[22] Отчёт о научно-исследовательской работе по теме: "Разработка стратегии торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества в формате диалогового партнёрства Россия-АСЕАН". М.: МГИМО, 2012. С. 41-43.
 
[23] Отчёт о научно-исследовательской работе по теме: "Разработка стратегии торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества в формате диалогового партнёрства Россия-АСЕАН". М.: МГИМО, 2012. С. 42.
 
[24] Отчёт о научно-исследовательской работе по теме: "Разработка стратегии торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества в формате диалогового партнёрства Россия-АСЕАН". М.: МГИМО, 2012. С. 43-44.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.