Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Обоснование структуры[1] сценариев[2] текущей и прогнозируемой ВПО[3] и стратегической обстановки

Версия для печати
Рубрика: 
… Этап зарождения шестого технологического 
уклада приходится на начало 2010-х годов…[4]
 
Д. Рогозин, заместитель Председателя 
правительства Российской Федерации
 
 
Существующая и будущая структура сценариев развития ВПО в мире и в России предполагает анализ развития субъектов ВПО и взаимосвязи между ними. Такой анализ состоит из:
 
– описания современной структуры ВПО включающей основных субъектов и взаимосвязей;
 
– предположения о наличии различных сценариев для различных субъектов ВПО;
 
– прогноза развития этих сценариев на долгосрочную перспективу.
 
Сделать стратегический прогноз ВПО и стратегической обстановки, с одной стороны, обязательно нужно, а, с другой, – чрезвычайно трудно: слишком высока динамика развития событий в мире. Не случайно, эту сложность, выступая в декабре 2013 года в Генеральном штабе В. В. Путин описал следующим образом: геополитическое соперничество в настоящее время охватывает все новые регионы и сферы. Интенсивно идет процесс передела мира, который сопровождается распадом многонациональных и возникновением новых государств, роспуском и воссозданием различных союзов, изменением политических режимов и территориальных границ. Все это существенно влияет на расстановку политических сил в мире и регионах и нарушает биполярный баланс сил и интересов, а также меняет характер, содержание и масштабы прежних опасностей и угроз. Во многих случаях из глобальных угроз они трансформируются в региональные и локальные, приобретая все более сложный характер.
 
Серьезную озабоченность мирового сообщества стали вызывать терроризм, наркобизнес, религиозный фанатизм, распространение оружия массового поражения, участились конфликты на национальной и этнической почве. Из 215 стран, существующих сегодня в мире, только около 20 считаются этнически однородными, остальные в той или иной степени, обладают потенциалом конфликтности. Приблизительно из 160 зон этнополитической напряженности неурегулированными являются около 80[5].
 
Именно поэтому развитие анализа стратегического прогноза на основе и создание ясного стратегического планирования в области противодействия угрозам национальной безопасности и осуществление прогнозирования сценариев развития военно-политической и стратегической обстановки, международных и внутренних вооруженных конфликтов на долгосрочный период не может быть заменено прогнозом развития ВиВТ. Такой качественный анализ в частности предполагает:
 
а) изначальную проработку методических основ анализа военно-политической ситуации и ее мониторинга, а также создания на этой основе базы для стратегического планирования;
 
б) прогнозирование сценариев развития военно-политической и стратегической ситуации в мире, регионах и отдельных странах;
 
в) прогноз возможного характера войн, международных и внутренних военных конфликтов с точки зрения политических целей использования военной силы.
 
В науке, как известно, сложилось некоторая основа для стратегического прогнозирования и планирования, хотя очевидных преимуществ (как показывает практика) ни одна методика не дает. В целом существует три основных вида прогнозирования, принципиально отличающиеся друг от друга, которые могут быть использованы при подготовке стратегического прогноза. Это:
 
– линейное;
 
– классификационное;
 
– и нелинейное прогнозирование.
 
Линейное прогнозирование в области международных и военно-политических отношениях представляет собой анализ уже существующих парадигм и развитие тенденций, возникших в общепринятой парадигме, а также расширение их практического применения. Так, в 2012–2014 гг. отмечалась достаточно быстрая эволюция парадигмы безопасности в Юго-Восточной Азии, которая характеризовалась, по мнению известного востоковеда Д. Стрельцова:
 
– нарастанием напряженности в отношениях между Японией, Китаем, Южной и Северной Кореями;
 
– усилением националистических и даже милитаристских настроений;
 
– ростом недоверия к многосторонним механизмам обеспечения безопасности;
 
– усилением тех частей элит, которые делают ставку на увеличение национальных военных потенциалов;
 
– отходом Китая от «завещания» Дэн Сяопина об умеренной политике;
 
– росту недоверия Южной Кореи и Японии;
 
– рост обеспокоенности в странах Ю.-В. Азии относительно внешней политики Китая;
 
– появление сомнений в отношении надежности гарантий и будущей политики США в регионе[6].
 
Развитие этой ситуации вероятно выйдет за рамки линейного прогнозирования в ближайшие годы и потребует уже сегодня переоценки парадигмы ее развития в Ю.-В. Азии.
 
 
 
 
Классификационное прогнозирует объекты и явления, которые могут быть обнаружены, исходя из классификационной парадигмы, т.е. существуют в частных примерах.
 
Нелинейное прогнозирует новые парадигмы и последствия, которые в них возникнут.
 
Природа и методы этих видов прогнозирования различны, однако, как представляется, они вполне совместимы и могут взаимно дополнять друг друга.
 
Для линейного прогнозирования, как правило, достаточно использовать две типовые процедуры – «прямой экстраполяции» и «заполнения белых пятен», – однако, с точки зрения международно-политической, у этих методик существует два крупных недостатка, которые необходимо обязательно учитывать.
 
Во-первых, быстрая динамика изменения ситуации, требующая постоянного мониторинга.
 
Во-вторых, наличия огромного количества внешних факторов, которые необходимо обязательно учитывать. И первое, и второе, требует большого объема аналитической и информационной работы.
 
Поскольку линейное прогнозирование воспринимается намного проще нелинейного, последнее нередко вообще исключают из рассмотрения, хотя возможности применения линейного прогнозирования достаточно ограничены.
 
Линейное прогнозирование (даже с предложенными вариантами), как показывает практика, не отражает реалий и часто не отвечает практическим потребностям. Классический пример – прогноз МЭР социально-экономического развития, сделанный в 2008 году, который я критиковал в то время, и который полностью не оправдался к 2014 году.
 
 
В то же время при подготовке стратегического прогноза линейного прогнозирования и экстраполяции не избежать. Он является фактически частью анализа и оценки военно-политической и международной ситуации в мире. Видимо, с него предстоит неизбежно начинать и первый этап подготовки стратегического прогноза. При этом надо помнить, что линейное прогнозирование – самый примитивный, а поэтому самый распространенный вид прогнозирования, который может дезориентировать сознательно. Он заключается в прямом мысленном продолжении уже существующих, общепринятых тенденций и действующей парадигмы, хотя применительно к международным отношениями такой прогноз и наименее вероятен. За один год намерения и действия государств могут существенно меняться. Особенно, если в них происходят революционные социальные изменения. Так, события в Сирии, Египте, КНДР, Турции и ряде других стран только за 2013 год внесли существенные коррективы. Такое прогнозирование, как правило не требует специальных механизмов для прогнозов, где социально-политическая составляющая минимальна. Для военно-политических прогнозов, наоборот, требуется постоянный мониторинг всей системы и использование дополнительных методов. Как минимум, экспертных оценок, которые должны носить оперативный характер.
 
Сказанное означает, что необходимо и возможно создание многофакторной модели развития международной ситуации, в т.ч. в режиме on-line, которую можно поддерживать в текущем и постоянном режиме, например, на веб-сайте. Такая попытка предпринималась, например, на сайте «Евразийская оборона», где существует специальный ресурс, посвященный военным базам. В то же время должно быть ясно, что постоянное обновление такого ресурса потребует значительных усилий конкретных исполнителей-информационщиков и аналитиков.
 
Отказаться от линейного прогнозирования таким образом невозможно. Оно требуется ежедневно на самых разных уровнях – в экономике – от микроэкономического до макроэкономического, в военной политике – от анализа решений до оценки ВиВТ. Поэтому справедливо разрабатываются многочисленные методики, которые пытаются компенсировать недостатки линейных прогнозов, в частности, методика экспертных оценок или «краудсорсинга».
 
Классификационное прогнозирование – промежуточный вариант между линейным и нелинейным прогнозированиями, который может быть использован при анализе эволюции развития внешних и военных угроз. Особенно в среднесрочной перспективе. С одной стороны, это прогнозирование новых объектов и явлений, с другой стороны прогноз осуществляется в рамках уже известной классификации и парадигмы.
 
Для долгосрочного прогнозирования неизбежно придется прибегнуть к методу нелинейного прогнозирования. Это прогнозирование предполагает замену парадигм или базовых элементов парадигмы. Такой как правило прогноз сложный, а в условиях метода проб и ошибок считается ненадежным, поэтому в среде «нормальной» науки к нему относятся с опаской. Нелинейное прогнозирование имеет только качественную экспертную форму. Нужно заметить, что механизмами нелинейного прогнозирования до сих пор по разным причинам всерьез никто не занимался. Поэтому представленные ниже процедуры неизбежно несут на себе печать ретроспективности. Чтобы проверить, обладают ли эти процедуры прогностичностью, для некоторых из них будут приведены прогнозы.
 
Для нелинейного прогнозирования нужно использовать схему развития научных представлений и процедуры талантливого мышления.
 
 
 
 
Таким образом для стратегического прогноза ключевым понятием выступает понятие – «парадигма» – совокупность фундаментальных научных установок, представлений и терминов, принимаемая и разделяемая научным сообществом. Парадигма обеспечивает преемственность развития науки и научного творчества. При этом существующая (и не бесспорная в России) парадигма оценки международной ситуации требует постоянного уточнения, развития, а, главное, – поиск новых парадигм.
 
Важно также понимать, что стратегический прогноз нужен не сам по себе, а как важнейшая часть стратегического планирования, которое, в свою очередь, должно привести к выбору наиболее эффективной стратегии. Эффективность стратегии, в свою очередь, определяется способностью достижения в кратчайшие сроки необходимых целей и задач при минимальных затратах ресурсов. Поэтому достоверность прогноза должна соотноситься со стратегическим планированием, и, в конечном счете, с национальной стратегией.
 
Иными словами, говоря о стратегическом прогнозе, мы должны в конечном счете понимать, что в итоге, «на выходе» должна быть сформулирована эффективная национальная стратегия, где эффективность противодействия внешним и военным угрозам является важной, но лишь одной ее частью.
 
Наконец, в целях верификации предлагается использовать контрольные методики «экспертных оценок», программно-целевой метод и некоторые количественные модели, которые могут создаваться в процессе исследования.
 
 
 
 
 
______________
 
[1] Структура – зд. синоним системы. Совокупность основных элементов и устойчивых связей между ними, воспроизводимых при изменяющихся условиях.
 
[2] Сценарий – зд. детальный план (проект), существующий в виде документа или набора идей относительно долгосрочных политических целей. См., например: Меморандум. № 20/1 СНБ США («Задачи в отношении России»), План Маршалла («Программа восстановления Европы») и т.д.
 
[3] Структура сценариев ВПО – зд. существующий (и перспективный) долгосрочный план состоящий из основных субъектов и устойчивых взаимосвязей между ними ВПО.
 
[4] Рогозин Д.О. Робот встанет под ружье // Российская газета. 2013. 22 ноября. С. 17.
 
[5] Цит. по: Гусев А. По мнению президента России... / Эл. ресурс: «Наследие». 2014. 17 января / http://nasledie.ru
 
[6] Стрельцов Д. Новая парадигма безопасности в Восточной Азии / Эл. ресурс: «Портал МГИМО(У). 2014. 20 января / http://www.mgimo.ru/
 


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.