Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Основные сценарии[1] и этапы развития ВПО в мире

Версия для печати
Рубрика: 
Мы зачастую слишком мало говорим об эмоциональной 
стороне дипломатии и международных отношений, 
а она играет все большую роль[2]
 
А. Торкунов, ректор МГИМО(У)
 
Новая региональная система ПРО в Азии будет строиться 
поэтапно, с использованием тех же решений, которые уже 
были испробованы в Европе[3]
 
М. Кридон, помощник министра обороны США
 
 
Структура сценариев развития[4] текущей и прогнозируемой ВПО и СО[5] в мире представляет собой варианты динамического развития системы, ее отдельных субъектов и элементов при сохранении устойчивых взаимосвязей между ними под воздействием внутренних и внешних факторов. Кроме того, выбор того или иного сценария и возможных будущих мировых тенденций, составляющих современную и будущие парадигмы. Сказанное означает, что необходимо, что прежде всего необходимо определить следующие субъекты, элементы и тенденции в развитии структуры сценариев ВПО, о которых говорилось в самом начале работы[6].
 
В настоящей главе предлагается рассмотреть 4 основных сценария развития ВПО в мире обосновать их вероятность и спрогнозировать результаты развития таких сценариев ВПО.
 
Принципиально важно, чтобы оценка развития современных сценариев ВПО в мире происходила в контексте глобальных процессов, набирающих силу. Международная и военно-политическая безопасность, такое состояние международных отношений, при котором характерно отсутствие явных военных угроз и затруднено использование военной силы. Это состояние пространственно является глобальным понятием, относящимся ко всем стратегическим направлениям и субъектам ВПО. С этой точки зрения для России является важным сохранение и укрепление подобного состояния во всех регионах и на всех континентах, естественно, в порядке приоритетности. Учитывая те достаточно ограниченные возможности влияния России на мировую ВПО, особая роль принадлежит политико-дипломатическим средствам нашей страны, а также гуманитарным возможностям.
 
В этой связи особо следует выделить евразийский регион, который по своей приоритетности является наиболее важным с точки зрения безопасности для России, и сценариев развития ВПО и СО в этом регионе. Подобная приоритетность важна потому, что от ее определения во многом зависит формулирование целей внешней и военной политики, в частности, готовности, например, к использованию военной силы как средству противодействия внешним опасностям и военным угрозам.
 
Глобальные процессы неизбежно не только влияют на субъекты ВПО, но и трансформируют существующую парадигму ее развития, более того ведут к появлению принципиально новой парадигмы и возникновению новых сценариев развития ВПО. «Глобализация создает новую, транснациональную сферу жизни человечества. Происходят глубокие преобразования международного ландшафта. Продвигаются в направлении становления полицентричной саморегулирующейся системы международные отношения. В мировой политике происходит укрепление роли международных сетевых структур»[7] в мировой экономике и политике вызревают глубинные трансформации самих основ современного мироустройства.
 
Речь идет о двух взаимосвязанных процессах, формирующих сценарии ВПО в оценке которых сходятся не только эксперты, но и политические деятели. В их основе лежит окончательный переход центра мировой экономики в АТР, где производится уже более 50% ВВП мира, и смещение в этот регион политических, экономических и военных противоречий между наиболее влиятельными субъектами мировой политики – США и КНР. В АТЭС, в которой участвуют 21 экономики Евразии и АТР, создается 54% мирового ВВП. Это, естественно, отражается на всей обстановке в мире, прежде всего, соотношении политических, экономических и военных сил. Наглядно результаты этих изменений видны на изменении структуры мировых военных расходов, которая иллюстрирует современное состояние ВПО.
 
 
Об изменении соотношения сил за последние 20 лет свидетельствует динамика военных расходов по регионам. Как видно, резко сократились военные расходы в Европе при резком росте расходов в Азии (в 2,5 раза), в Восточной Азии – в 3 раза. Их доля в общемировых расходах существенно выросла – с менее 10% до 20%. И почти сравнялась с военными расходами в Европе. Ожидается, что в ближайшие годы они существенно превысят европейские и сравняются с расходами США[8].
 
Дальнейшее развитие этих процессов может привести к окончательному формированию двух негативных для России сценариев эволюции ВПО к 2020 году. В их основе лежит борьба за природные ресурсы и транспортные коридоры, значение которых стремительно возрастает по мере развития двух центров силы – Евросоюза и стоящих за ним США, – с одной стороны, КНР и странами, которые будут вовлечены в их политическую орбиту, с другой.
 
Первый сценарий – дальнейшее расширение Евросоюза и НАТО с включением в его периферию Украины, Молдавии (и Приднестровья), Белоруссии, Грузии и Армении. Такое расширение ЕС неизбежно будет не только экономическим и гуманитарным, но и политическим, а затем и военно-политическим, когда в орбиту политики НАТО и его лидера США войдут все европейские постсоветские государства.
 
Если к этому сценарию добавить тенденцию формирования единой внешней и военной политики ЕС и США на юге, а также создание Трансатлантического партнерства (ТАП), то окажется, что Россия будет фактически изолирована не только от Европы, но и Ближнего и Среднего Востока.
 
Этот сценарий подтверждается множеством примеров. Так, например, в сферу ответствования стратегических командований США отнесены совершенно определенные регионы Евразии – Европейское и Центрально-азиатские командования, – которые практически совпадают со сферой ответственности НАТО и ЕС. Так, на утвержденном в апреле 2011 года плане объединенного командования эти направления и сферы ответственности четко обозначены[9].
 
 
Второй сценарий развиваются самостоятельно, но параллельно с первым. Он будет характеризоваться расширением влияния КНР не только на страны АТР, но и на страны Центральной Азии, формированием зависимой от Китая коалиции государств, где особая роль будет принадлежать Казахстану и другим постсоветским государствам, а также Пакистану и Ирану, ряду других государств. Уже сегодня, например влияние Пекина на Султанат Оман больше, чем у Великобритании или США.
 
Соответственно растет и военная мощь Китая. Даже в той области, где США всегда были безусловными лидерами, – численности и качестве авианосных ударных группировок (АУГ), по некоторым оценкам Китай обгонит США к 2050 году, а если учитывать способность КНР быстро использовать новейшие достижения НТР и технологий, – то в ближайшие десятилетия[10].
 
В случае реализации этого сценария Россия окажется фактически расколотой на европейскую и азиатскую часть по границе с Казахстаном, т.е. практически до Южного Урала. Это приведет к сокращению ее возможностей контролировать огромную территорию и транспортную сеть из Европы в Азию.
 
Если же учесть огромное значение, уделяемое сегодня США созданию Транстихоокеанского партнерства (ТТП) в АТР, то и без того слабое влияние России в этом регионе будет сведено к нулю, относительно мощи КНР и США.
 
Развитие этого сценария неизбежно приведет к проблеме во взаимоотношениях между КНР и США, которая будет нарастать в АТР и особенно в Ю.-В. Азии. Важно однако не исключать возможность того, что между США и КНР может быть достигнут компромисс, в т.ч. за счет раздела сфер влияния и ресурсов восточных регионов России. США, например, могут допустить контроль КНР над ЦА и Казахстаном, а также Западной и Восточной Сибирью, в обмен на усиления своего влияния в Приморье и С.-В. Азии.
 
Третий сценарий предполагает объединение большинства исламских государств в коалицию, которая будет преследовать свои цивилизационные, религиозные, идеологические и экономические цели. Такая коалиция труднореализуема по разным причинам как религиозного, так и политического характера, но исключить такую вероятность нельзя.
 
Для России принципиально важно чтобы такую коалицию не возглавили враждебные ей государства, а также, чтобы ее политические цели не приобрели экспансионистского характера.
 
Не исключается, что этот сценарий может быть разделен на два отдельных сценария – «прозападный» и «прокитайский», – когда отдельные исламские государства будут находиться под влиянием и входить в орбиту либо атлантического, либо китайского сценария развития ВПО.
 
Наконец, существует и единственно приемлемый для России возможный сценарий России и ряду других евразийских государств предоставляется шанс для создания своей экономической и военно-политической коалиции, во главе с Россией. Это – четвертый, единственно возможный для России и некоторых стран Евразии, сценарий, реализация которого потребует изначально:
 
– четко сформулировать политико-идеологическую цель процесса евразийской интеграции и условия его реализации, ту национальную идею и идеологию, к которым, как справедливо заметил в своей речи на Валдае 19 августа 2013 года В. В. Путин, правящая элита в последние десятилетия «боялись даже притрагиваться»[11];
 
– в соответствии с такой целью и частными (в т.ч. военно-политическими) задачами сформулировать привлекательную для других стран и народа России стратегию евразийской интеграции, в которой экономические аспекты сочетались бы с политическими и военными;
 
– проводить внешнюю политику со странами Евразии в соответствии с этими целями и задачами, сознательно реализуя сценарий развития ВПО на основе тенденции евразийской интеграции.
 
 
Таким образом развитие ВПО в мире возможно по четырем основным сценариям, которые допускают различные варианты. Важно подчеркнуть, что вероятность их реализации во многом будет зависеть как от политики субъектов ВПО и набирающих силу глобальных процессов, так и от политики собственно России, ее способности влиять на эти процессы.
 
 
_______________
 
[1] Сценарий – зд. детальный план (проект), существующий в виде документа (пакета документов) или набора идей относительно долгосрочных политических и иных целей.
 
[2] Рокоссовская А. Магистры мира // Российская газета. 2012. 27 сентября. С. 10.
 
[3] Новые планы США: система ПРО окружит Китай / РИА «Новый Регион». Версия 2.0. 29 марта 2012 г. / http://www.viperson.ru
 
[4] Структура сценария – зд. последовательная совокупность действий.
 
[5] Структура сценариев развития ВПО – зд. последовательная совокупность действий элементов и субъектов ВПО и эволюция их устойчивых взаимосвязей как единой системы.
 
[6] См. Главу I, Предисловие и раздел «а» главы.
 
[7] Торкунов А.В. Современная история России в международном контексте // Вестник. 2012. № 6. C. 7.
 
[8] SIPRI date base, 2013 / SIPRI.org
 
[9] Last Updated. October 28. 2011 // http://www.defense.gov/ucc/
 
[10] Кашин В. Цит. по: Когда «азиатский дракон» достигнет военного паритета с США? / Эл. ресурс: «ЦВПИ». 2014. 11 февраля / http://eurasian-defence.ru/
 
[11] Путин В.В. Заседание международного дискуссионного клуба «Валдай» / Эл. ресурс: «Кремль». 2013. 19 сентября / http://kremlin.ru/news/19243


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.