Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Основные тенденции в развитии отношений России с отдельными акторами международной обстановки в долгосрочной перспективе

Версия для печати
Рубрика: 
…несмотря на снижение вероятности развязывания против
Российской Федерации крупномасштабной войны, на ряде
направлений военные опасности для Российской Федерации усиливаются[1]
 
Военная доктрина России
 
…стратегическое планирование – деятельность… по целеполаганию,
прогнозированию, планированию и программированию…[2]
 
Закон № 172-ФЗ
 
 
Очень важно при стратегическом прогнозе изначально попытаться выделить несколько наиболее опасных направлений, на которых может формироваться угроза стране. Ответ «по всем азимутам» – непозволительная роскошь, на которую никогда не хватит ресурсов.
 
Оценивая современное состояние МО и формируя среднесрочный и долгосрочный прогнозы, необходимо выделить наиболее важные для России тенденции в развитии ее отношений с отдельными субъектами МО, как минимум наиболее важными государствами и акторами, формирующими МО.
 
Так, например, развитие восточного вектора российской политики предполагает приоритетность не только в отношениях с КНР, но и со всеми странами АТР и Центральной Азии, что, естественно, вносит существенные акценты в формирование МО в будущем. В частности, по мнению профессора МГИМО Д. Стрельцова, «трудно ожидать принципиального пересмотра роли Китая в российских внешнеполитических приоритетах – его доля в российском газовом экспорте даже после выхода газопровода на проектную мощность составит не более 20%. Здесь важна долгосрочная перспектива: к 2040 году Китай, как ожидается, станет крупнейшим потребителем газа в мире. Значимость Китая для России стала определяться и тем обстоятельством, что эта крупнейшая в Азии (а в будущем – и во всем мире) экономика стоит перед острой необходимостью перестройки своего энергетического баланса – переориентирования с угля на газ[3].
 
Произошли подвижки и в военно-техническом сотрудничестве России и КНР. В ноябре 2014 года Россия заявила о готовности начать поставки в Китай истребителей SU-35, а также возобновить экспорт других видов высокотехнологичных вооружений, приостановленный несколько лет назад из опасений несанкционированного копирования российских ракетных технологий. Тогда же российский министр обороны С. Шойгу объявил о намерении провести в 2015 году совместные с Китаем военно-морские учения в Средиземном море и в районе Тихого океана.
 
Особая роль Китая в российской внешней политике проявлялась в минувшем году и в том, что прошедший в сентябре 2014 года саммит двух стран, символизировавший их политическое сближение, стал своего рода ответом на попытки Запада дипломатически изолировать Россию. Отказавшись поддержать западные санкции, Китай предотвратил своими действиями формирование синдрома окруженной крепости и таким образом обеспечил Москве что-то вроде психологической передышки. К тому же своего рода солидарность проявилась и на уровне массового сознания: судя по опросам, отношение к России в китайском общественном мнении, в отличие от большинства западных стран, на протяжении всего прошедшего года стабильно улучшалось.
 
Важнейшее место в азиатской дипломатии России традиционно занимает Япония. Не составлял исключения и прошедший год. Хотя в период украинского кризиса Япония и присоединилась к западным санкциям против России, по своему уровню и содержанию японские санкции были заметно слабее европейских и американских. Контакты между В. Путиным и С. Абэ, начавшись с личной встречи в ходе сочинской Олимпиады в феврале 2014 года (в условиях бойкота со стороны прочих западных лидеров), не прекращались даже в период санкционной войны: состоялось несколько телефонных разговоров, обмен личными посланиями, осенью прошли две встречи на полях крупных международных форумов. В ходе пекинского саммита АТЭС в ноябре 2014 года стороны подтвердили намерение продолжить подготовку к визиту российского президента в Японию, намеченному на 2015 год.
 
Интерес к Японии как к крупнейшему экономическому партнеру, занимающему заметное место во внешнеполитических приоритетах России, был связан как с логичным стремлением диверсифицировать рынки сбыта энергоресурсов, так и с пониманием перспективы стабильной потребности в этих ресурсах, существенно возросшей после фукусимской катастрофы. В октябре 2014 года Россия предложила Японии проект строительства газопровода длиной около 1350 км, который бы соединил богатый шельфовым газом остров Сахалин с Хоккайдо, а в дальнейшем был бы продолжен до префектуры Ибараки к северу от японской столицы. Строительство газопровода позволит России нарастить свою долю на крупнейшем в мире японском внутреннем рынке газа до 20%[4].
 
 
____________________
 
[1] Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена Президентом РФ В. Путиным 26 декабря 2014 г. [Электронный ресурс]. URL : http://www.kremlin.ru/
 
[2] Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».
 
[3] Стрельцов Д. Азиатский вектор российской дипломатии: Китай, Турция, Япония [Электронный ресурс]. URL : http://www.mgimo.ru/ (дата обращения: 28.01.2015).
 
[4] Стрельцов Д. Указ. соч.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.