Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Подготовительные этапы реализации перехода к фазе вооруженного противоборства западной ЛЧЦ после 2025 года: формирование коалиции

Версия для печати
Рубрика: 
Успех будет зависеть в нарастающей мере от того насколько хорошо наши военные инструменты
смогут поддержать другие инструменты нашей мощи и обеспечить сохранность союзов и партнеров[1]
 
Национальная военная стратегия США в 2015 году
 
В процессе наращивания арсеналов наступает такой момент, когда государство вынуждено начать войну…
Этот момент количественно выражается в доле ВВП, расходуемой на оборону, и в части населения,
занятой в вооруженных силах и иных военизированных формированиях (1%)[2]
 
М. Хрусталев, профессор МГИМО(У)
 
 
Мысль из официальной военной стратегии США, вынесенная в эпиграф, является ключом к пониманию того, какую роль придают в США военной силе с 2015 года, а именно: от ее эффективности становятся в зависимость все другие инструменты политики – экономические, дипломатические, информационные и финансовые.
 
Это же означает, что чем интенсивнее военная сила будет присутствовать в политике США в 2016–2025 годы, тем быстрее будет развиваться военно-силовой сценарий, все этапы которого (оцененные до 2025 года) могут резко сократиться.
 
Развитие этапов военно-силового противостояния описанное выше, заставляет пристальнее присмотреться к предшествующему им периоду.
 
Это вызвано прежде всего возможными темпами развития МО и ВПО, которые могут существенно отличаться друг от друга. Так, все этапы реализации того или иного варианта сценария «Военно-силового противоборства» могут пройти за период в 2016–2025 годы, либо – при определенных условиях – существенно быстрее. Никто не ожидал, например, развития событий на Украине по откровенно антироссийскому сценарию в течение 2014–2015 годов. Я уверен, что даже те в США, кто планировал эту политику, полагали, что для ее реализации потребуется, как минимум, 5–8 лет.
 
Иными словами, если мы полагаем, что «крайняя точка» реализации сценария военно-силового противоборства – масштабная (региональная или глобальная) война на нескольких ТВД видится в 2025 году (а до этого времени ситуация будет развиваться в направлении усиления военно-силового давления), то в действительности скорость этих процессов может быть существенно ускорена. И вряд ли кто-то сможет более или менее точно спрогнозировать сроки. Вспомним, что даже В.И. Ленин в январе 1917 года не верил в возможную революцию в сколько-нибудь близкой перспективе.
 
«Этап», по-Хрусталеву, – время бытия определенной ситуации, понимаемой как относительно неизменное состояние … объекта, а периоды – некие ситуации, объединенные общей тенденцией[3]. Применительно к развитию сценария «Глобального военно-силового противоборства» это означает, что период с 2015 по 2025 годы рассматривается как серия этапов, главной общей тенденцией которых является наращивание силового (в т.ч. вооруженного) противоборства западной ЛЧЦ. Для конкретной политики это имеет особое значение.
 
В этом смысле целесообразно рассмотреть некоторые возможные отдельные этапы и периоды развития изучаемого Сценария МО в 2015–2025 годы, характерной чертой которых является инициирование вооруженного противоборства с правящими режимами в некоторых странах. К лету 2015 года таких стран было уже несколько, а к 2016 году уже больше. Наиболее известные случаи – Ливия, Сирия, Ирак и Украина, но нельзя забывать и о Йемене, Македонии и других странах: Иране, КНДР, Китае, а в перспективе еще десятке стран Азии, Африки и Л. Америки.
 
В этом смысле мы можем рассматривать развитие МО и ВПО в 2016–2025 годы (еще раз оговорившись, что не абсолютизируем этот период), как период, объединенный общей тенденцией усиления военно-силовой политики США, когда «объект» (МО и ВПО) развиваются в рамках нескольких принципов и под влиянием определенных тенденций.
 
«Этапы», которые мы условно выделили из этого периода, могут развиваться либо последовательно, как прогнозируется, в 2016–2025 годах, либо через «перескакивание» через тот или иной этап. Это – очень важное замечание потому, что период, условно обозначенный 2016–2025 годами, может закончиться значительно быстрее. Так, в случае развития «пессимистического» варианта Сценария (что не исключается), например, из-за войны России и Турции в Сирии, обострения конфликта на Украине и многих других причин (в т.ч. внутренних) «весь период», 2016–2025 годов может «уместиться» в 1–2 года. Что и было в России в 1917 году, или на Украине в 2014 году.
 
 
Следует иметь в виду, что подготовительные этапы для вооруженного выступления оппозиции против власти, описанные выше, имеют исключительно важное значение и, как правило, без них невозможна начало вооруженной борьбы (хотя в истории такие свидетельства и имеются, например, известная высадка десанта на Кубе во главе с Ф. Кастро.
 
Существующие в настоящее время основные принципы стратегии западной ЛЧЦ в отношении России на 2016–2025 годы свидетельствуют о долгосрочной тенденции эволюции сценария «Глобального военно-силового противоборства» в эти годы как переходного периода к фазе полномасштабной вооруженной борьбы. Альтернативой развития такому сценарию в эти годы может служить только смена политического курса в России и признания за США права на сохранения сложившейся после холодной войны финансово-экономической и военно-политической системы в мире.
 
Во многом продолжительность подготовительного периода военно-силового противоборства, оцениваемая пока что до 2025 года, зависит от темпов и успехов США по окончательному завершению формирования военно-политической коалиции западной ЛЧЦ. Так, в 2016 году СПП сообщило, например, что США, Канада и Мексика уже создали «Североамериканскую конфедерацию», Ставка США на двусторонние договоры с государствами и акторами мировой политики в последние годы приобрела исключительно важное значение, превратившись в главный принцип внешней политики.
 
 
_________________________________________
 
[1] The National Military Strategy of the United States of America. – Wash.: DOD, 2015. June. – P. 1.
 
[2] Хрусталев М.А. Анализ международных ситуаций и политическая экспертиза. – М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2015. – С. 17.
 
[3] Хрусталев М.А. Анализ международных ситуаций и политическая экспертиза. – М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2015. – С. 28.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.