Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: После 2025 года можно ожидать резкого ускорения темпов экономического роста

Версия для печати
Рубрика: 
После 2025 года можно ожидать резкого ускорения темпов экономического роста по простой причине: субъективные усилия российской элиты, которая долгие годы фактически противодействовала развитию страны, будут сведены на нет опытом её развития в 2017–2025 годы.
 
Другая причина – устойчивый рост потребностей быстро развивающихся стран на российские природные ресурсы. Так, например, руководительства «Газпрома» А. Миллер сообщал в начале 2018 года: в 2017 году холдинг увеличил добычу газа по сравнению с 2016 годом на 12,4% – до 472 млрд. куб., а экспорт газа в Европу – на 8,1%, до 193,6 млрд. куб. Рекордный объем ушел в Германию – 53,4 млрд. «кубов» – рост на 7,1%. Исторический максимум зафиксирован и в Австрии, где закупка выросла на 40%, до 8,5 млрд. куб., а также в Нидерландах – 4,6 млрд. (рост на 9,7%). Еще один рекорд «Газпром» поставил в Дании: рост на 1,9% к максимальному показателю 2016 года - до 1,75 млрд. "кубов".
 
Это означает, что альтернативы российским ресурсам в Европе нет, а все попытки сократить их потребления пока что не носят качественного характера. До 2030–2040 годов ситуация не изменится потому, что основные технологии и мощности, созданные в мире, останутся прежними, а новые технологии только постепенно смогут вытеснять предыдущие.
 
Так, потребности, например, Европы не смогут быть компенсированы СПГ: доставка СПГ танкерами для Европы очень дорогие и неприемлемо медленные. Компания BP в энергетическом прогнозе в 2018 году объявила, что Россия станет крупнейшим мировым экспортером первичных энергоресурсов к 2040 году. То есть РФ будет обеспечивать 14% всего мирового рынка производства нефти и газа. Доля российского газа на Европейском рынке при этом вырастет до 50%. Уже сейчас она составляет около 40%, то есть несбыточным этот прогноз назвать невозможно[1].
 
«Ряд стран Европы во главе с Брюсселем регулярно заявляют о необходимости снижения доли российского газа в Европу, о диверсификации поставок. Однако первые же экстремальные морозы лечат эти амбиции – тут же приходит отрезвление и понимание: взять газ больше негде. Сейчас «Северный поток» уже загружен по максимуму, все дополнительные объемы идут через Украину, которая на радостях заявит о незаменимости своего маршрута.
 
По сути же альтернативой является только СПГ, но поставки растянуты во времени и газ обходится дороже. Кроме того, здесь есть подвох. В покупке дополнительных объемов Европе придется конкурировать по ценам Азии. Появление дополнительного крупного покупателя вызовет резонанс на азиатском рынке. в результате чего стоимость сжиженного газа вырастет еще больше.
 
Важен и вопрос цены и стабильности. «Газпром» дает в долгосрочном контракте газ по фиксированной цене с привязкой к стоимости нефтяного барреля – это гораздо выгоднее, чем разовые закупки. Закупки у «газпрома» априори дешевле и гарантируют отсутствие «ценовых качелей». Первые же морозы отрезвляют самые горячие головы в Европе и крики о «вредности» газа из РФ сразу стихают – мы видим подобное едва ли не каждый год. Россия и поставит газ быстро, и продаст очень выгодно – это морозы доводят даже до самых упрямых европейцев. Потепление, впрочем, многих из них возвращает к прежней антироссийской риторике. До «новых холодов», – заключает И. Юшков...
 
Другая сторона проблемы – огромный ресурс развития, не используемый в современной России. Пока что возможности мобилизационного развития России используются минимально, хотя история страны свидетельствует о том, насколько велики эти ресурсы. Если привести пример с добычей и экспортом СССР нефти, то можно увидеть как эти показатели при необходимости снижались или росли в десятки раз.
 
[2]
 
До середины 1950-х годов советская нефть потреблялась внутри Восточного блока, но к 1955-му Россия возобновила коммерческий нефтяной экспорт на Запад. По словам Д. Ергина, «Советский Союз был готов снова взять на себя роль крупного поставщика нефти на Запад, которую Россия играла в XIX веке. Он искал любых покупателей и снижал цены, чтобы привлечь их. В Вашингтоне это называли “советским экономическим наступлением”».
 
В 1960−80-х годах чистый экспорт энергии рос почти на 10% в год (в сравнении с 4,4% роста внутреннего потребления энергии). В целом, как это ни удивительно, отношение к экспорту было в какой-то степени пренебрежительным. Например, одни из самых авторитетных специалистов по энергетическому комплексу СССР писали в 1983 году: «… мировые цены на энергетические ресурсы, в первую очередь углеводородные, в настоящее время существенно выше внутренних. Поэтому возникает вопрос о том, в какой мере, развивая энергетику СССР, следует учитывать такие экспортно-импортные связи. Видимо, один ответ очевиден: средний ущерб внутри страны от недопоставки энергетических ресурсов значительно выше эффекта, получаемого от их экспорта». Правда, далее авторы указывают, что источником дополнительных ресурсов для экспорта могут стать в основном меры по более экономному расходованию энергетических ресурсов и энергии в стране.
 
До 1970-х годов Советский Союз, хотя и был крупным экспортером всех энергоресурсов, на внешний рынок поставлял лишь малую долю от общего объема их производства. В 1950 году на долю экспорта приходилось менее 1% общего производства энергоресурсов в мире.
 
Культура и религия
 
Культура и религия – области, которые уже до 2025 года превратятся из областей межцивилизационных споров в области силового противоборства. Системы базовых ценностей ЛЧЦ станут основными объектами для политического, экономического, военного и информационного силового воздействия противостоящих коалиций[3].
 
 
______________________________________
 
 
[2] Ермолаев С. Формирование и развитие нефтегазовой зависимости Советского Союза / Московский центр Карнеги, 2017. 31 марта  / http://carnegieendowment.org/files/CP_Ermolaev_2017_Rus_web.pdf
 
[3] Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в Евразии: монография / А.И. Подберёзкин А.И. и др. – М.: Издательский дом «Международные отношения», 2017. – С. 307–312.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.