Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Растущая зависимость ведущих мировых экономик от поставок ресурсов

Версия для печати
Рубрика: 
По паритету покупательной способности человеческий 
капитал России стоит 40 трлн долл., или 400000 долл. на 
человека. Это сопоставимо с большинством из 14 стран, по 
которым в 2011 году делала расчеты ОЭСР[1]
 
Р. Каплюшников, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН
 
 
Происходит рассредоточение мирового потенциала силы 
и развития, его смещение на Восток, в первую очередь 
в Азиатско-Тихоокеанский регион. Выход на авансцену 
мировой политики и экономики новых игроков на фоне 
стремления западных государств сохранить свои 
привычные позиции сопряжен с усилением глобальной 
конкуренции, что проявляется в нарастании 
нестабильности в международных отношениях[2]
 
Концепция внешней политики России
 
 
Формирование новых экономических центров силы и усиление мировой конкуренции в условиях кризиса и стагнации 2008-2013 годов сопровождалось ростом спроса на сырьевые ресурсы прежде всего со стороны быстро растущих новых экономик стран АТР. Несмотря на проводимую политику роста энерго- и ресурсо-эффективности, быстрый процесс "экологизации" экономической деятельности, борьба за природные ресурсы и маршруты их доставки становится одним из важнейших противоречий в мировой экономике грозящих перерасти в военно-политические конфликты.
 
Быстрый рост НЧП стран АТР и их потребностей в природных ресурсах станет главной проблемой в отношениях между странами не только этого региона, но и всего мира. Так, ежегодный прогноз разведсообщества США выделяет именно эти два фактора.
 
В долгосрочных прогнозах роль НЧП (особенно образования, здоровья, науки, технологий) становится решающей. По сути от того какое качество НЧП будет у государства и нации зависит и его будущее. Причем, если детали любого долгосрочного прогноза могут оспариваться и вызывать сомнения, то роль НЧП признается всеми повсеместно. В качестве одного из примеров можно привести очередной долгосрочный прогноз разведсообщества США, в котором говорится: "изменения затронут как сами государства, так и сферу взаимоотношений государственных и негосударственных субъектов мировой политики. В основе прогнозных оценок лежит расширенный индекс глобального влияния, включающий как традиционные показатели влияния (ВВП, численность населения, уровень военных расходов и технологических инвестиций), так и новые показатели (уровень состояния здоровья, образования и развитость системы управления). Как утверждается в докладе, к 2030г. ни одно государство в мире, включая США, не сможет единолично выполнять функции державы-гегемона.
 
Основными источниками конфликтов будущего эксперты считают энергоресурсы, дефицит питьевой воды, а также развитие высоких технологий, с помощью которых не только государственные, но и негосударственные акторы смогут получить доступ к ядерному оружию, управлять террористическими сетями и пр.[3]
 
И первый, и второй факторы, безусловно, наложили свой отпечаток на процесс евразийской интеграции, роль и значение Евразии и стран АТР. Как видно из таблицы, приведенной ниже, все конкурирующие экономики испытывали на себе тенденцию снижения самообеспеченности в энергетической области. Эта тенденция особенно усилилась после решений, принятых в ряде развитых стран, об ограничении и даже запрещении ядерной энергетики[4].
 
 
Более того, среднесрочные и долгосрочные прогнозы показывают, что и в будущем, до 2035 года, темпы роста потребления энергоресурсов будут высокими несмотря на продолжающуюся экономическую стагнацию. По оценкам экспертов ИМЭМО РАН, "в развивающихся странах ожидается самый высокий рост потребления ПЭР на 88,0 % с 9220 млн. т у. т. в 2010 г. до 17335 млн. т у. т. (рост на 8115 млн. т у. т.) при ежегодных темпах прироста 2,6 %. В странах ОЭСР ожидается рост потребления ПЭР на 20,0 % с 8645 млн. т у. т. в 2010 г. до 10875 млн. т у. т. к 2035 г. (рост на 1730 млн. т у. т.) при ежегодных темпах прироста 0,7 %.
 
Наибольшие объемы потребления ПЭР ожидаются в КНР и Индии. С 1990 г. доля потребления ПЭР в этих странах по отношению к их потреблению в мире выросла с 10 % до 21 % в 2010 г. Несмотря на значительные колебания потребления ПЭР во многих странах в период рецессии в КНР и Индии происходил уверенный рост их потребления, что связано с высокими темпами их экономического развития соответственно в 12,4 % и 6,9 % в 2010 г. В то же самое время в США потребление ПЭР снизилось на 5,3 % и впервые потребление ПЭР в КНР превысило уровень ее потребления в США. За прогнозный период можно ожидать как высоких темпов экономического развития в КНР и Индии, так и фактического роста потребления ПЭР в два раза. Потребление ПЭР в этих странах к 2035 г. составит почти 31 % от общего объема их потребления в мире. К 2035 г. потребление ПЭР в КНР фактически превысит на 68 % их потребление в США[5].
 
 
Аналогичен прогноз и относительно роста потребления природного газа. Эксперты ИМЭМО РАН считают, например, что "За прогнозный период намечается рост потребления природного газа в мире с 3201 млрд м3 в 2010 г. до 4775 млрд м3 к 2035 г. По ежегодным темпам роста потребления в 1,6% природный газ занимает ведущее положение среди органических видов топлива. Наиболее высокие темпы ежегодного роста его потребления в 2,2% ожидаются в развивающихся странах, превышающими более чем в 2,7 раза аналогичный показатель в странах ОЭСР.
 
За прогнозный период намечается рост потребления природного газа в мире с 3201 млрд м3 в 2010 г. до 4775 млрд м3 к 2035 г. По ежегодным темпам роста потребления в 1,6% природный газ занимает ведущее положение среди органических видов топлива. Наиболее высокие темпы ежегодного роста его потребления в 2,2% ожидаются в развивающихся странах, превышающими более чем в 2,7 раза аналогичный показатель в странах ОЭСР.
 
Природный газ в течение прогнозного периода является наиболее привлекательным видом топлива во многих регионах мира производства электроэнергии и в других секторах промышленности из-за низких объемов выброса парниковых газов по сравнению с углем и нефтью. Особенно это относится к странам, где правительства придерживаются политики по снижению эмиссии парниковых газов. Кроме того, природный газ является альтернативным видом топлива при строительстве новых электростанций из-за меньших капиталовложений, а также обеспечения более высоких КПД на действующих электростанциях. Ежегодный прирост потребления природного газа для выработки электроэнергии за прогнозный период может составить до 2-х процентов в год, в секторах промышленности - до 1,7% в год. До 87% от общего объема потребления природного газа намечается израсходовать для выработки электроэнергии и в секторах промышленности...
 
"Потребление природного газа в странах ОЭСР Америки. За прогнозный период ежегодный прирост потребления природного газа в странах ОЭСР Америки составит около 0,9% в год с 827 млрд м3 в 2010 г. до 1050 млрд м3 к 2035 г., что составит почти 59% прироста потребления всех стран ОЭСР или почти 14% от всего объема прироста потребления в мире.
 
За прогнозный период потребление природного газа в США вырастет почти на 13 % в основном за счет отраслей наиболее чувствительных к ценам на различные вид топлива"[6].
 
"По среднему варианту развития экономики потребление угля в мире за прогнозный период вырастет с 5190 млн т в 2010 г. до 7525 млн т к 2035 г. или на 45%. Несмотря на значительный рост объема потребления угля доля его в структуре потребления вырастет всего на 0,8% с 26,3% в 2010 г. до 217,1% к 2035 г.
 
При ежегодном темпе потребления угля в мире за прогнозный период в 1,5% его потребление по отдельным регионам будет расти неравномерно. В странах ОЭСР объем потребления угля за прогнозный период сохранится на уровне 2010 г., в то время как в развивающихся странах темпы прироста его потребления составят 2,1 % в год, и весь наращиваемый объем потребления угля сохранят за собой развивающиеся страны"[7].
 
Объективные тенденции роста ПЭР в мире прежде всего скажутся на Евразии и АТР. В этой связи восточные регионы России, расположенные в непосредственной близости к странам-импортерам, становятся наиболее предпочтительными субъектами-партнерами стран АТР. В пользу этого свидетельствуют и планы добычи угля, заложенные в "Энергетической стратегии России до 2030 года".
 
 
Вместе с тем, видимо целесообразно, рассмотреть возможность еще более быстрого роста добычи угля в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, где они пока существенно ниже, чем, например, в Канско-Ачинском бассейне. Безусловными лидерами по импорту угля являются Япония, КНР, Республика Корея, Индия и Тайвань. Так, Япония закупает почти столько же, сколько 27 стран Евросоюза, а КНР более 60% этого объема.
 
Несмотря на существенное снижение импортных потребностей в топливе в условиях экономического кризиса, Япония остаётся неоспоримым мировым лидером по закупкам угля (162 млн т в 2009 г.). Резкое увеличение импорта КНР (до 125 млн т) обусловило её перемещение с седьмой на вторую позицию, оттеснившее Республику Корею (103 млн т) на третье место. Кроме того, в список лидирующих стран-импортёров входят Индия (88 млн т), для которой в последние годы характерно динамичное расширение потребностей в энергоресурсах, и Тайвань (60 млн т).
 
Локомотивами роста торговли в 2009 г. стали КНР и Индия, расширившие импорт на 86 и 24 млн т соответственно, существенно увеличили закупки Республика Корея и Таиланд. Особенно сильное сокращение ввоза зафиксировано у ЕС (-44 млн т) и Японии (-30 млн т), меньшее снижение отмечено у США (-10,5 млн т), Канады (-7,5 млн т), России (-7 млн т), Тайваня (-5,5 млн т), Украины (-5 млн т) и Бразилии (-4,5 млн т)[8].
 
 
Конкурентами России по экспорту угля в мире и АТР выступают Австралия (более, чем в 3 раза, чем Россия) и Индонезия (почти в 2,5 раза).
 
Но росла зависимость не только от поставок энергоресурсов, но и минерального и природного сырья, а также уязвимость транспортных перевозок, объемы которых стремительно нарастали последние 30 лет.
 
В первых десятилетиях XXI века, например, наметилась устойчивая тенденция перераспределения мировых грузопотоков в пользу новых центров силы в АТР. Так, по оценке консалтинговой компании "ВАНТ", "наибольшее увеличение экспорта в 2009 г. показали Казахстан (+6,5 млн т), Колумбия, Бразилия (по +5 млн т). Россия и Оман (по +4,5 млн т), а также Азербайджан, Нигерия и Ирак. Резкое сокращение экспорта зафиксировано у Саудовской Аравии (-52 млн т), меньшее - у Кувейта (-20 млн т) и ОАЭ (-18 млн т). Кроме того, значительно уменьшился экспорт Ливии, Ирана, Мексики и Венесуэлы (примерно на 10 млн т у каждой).
 
Неоспоримым лидером по импорту нефти среди стран остаются США (467 млн т в 2009 г.), закупки которых стабильно сокращаются благодаря проведению энергосберегающей политики, растущему использованию альтернативных источников энергии и постоянному увеличению глубины нефтепереработки. В последние годы отмечается динамичное расширение китайских импортных потребностей в нефти, в результате КНР в 2009 г. переместилась на второе место (204 млн т), оттеснив на третью позицию Японию (177 млн т), которая резко сократила закупки нефти под воздействием мирового экономического кризиса. Высокие темпы роста спроса на нефть обусловили выход Индии (149 млн т) на четвёртое место по ввозу данного сырья, Республика Корея переместилась на пятое (114 млн т).
 
Наибольшее увеличение импорта в 2009 г. отмечено у КНР (+25 млн т) и Индии (+23 млн т). Кроме того, выраженная положительная динамика была характерна для ЮАР, Индонезии и Таиланда. Лидерами по сокращению импорта стали ЕС (-55 млн т), США (-40 млн т) и Япония (-25 млн т). Меньший, но тоже значительный спад зафиксирован у Турции, Сингапура, Филиппин, Республики Кореи[10].
 
 
Эта тенденция характерна и для других групп сырьевых товаров - угля, железной руды, алюминиевые сырья и нерудного индустриального сырья.
 
[12]
 
[13]
 
[14]
 
[15]
 
[16]
 
[17]
 
Таким образом отчетливо видно, что:
 
1. Происходит стремительное перераспределение мировых грузопотоков в пользу стран АТР, прежде всего, Китая, Японии, Индии, Австралии и др. стран. При этом Китай стремится "платить за энергоносители и вообще любое сырье существенно ниже цен мирового рынка. В частности, такая же тенденция проявляется и на переговорах КНР с "Газпромом" по поставке газа, при этом на "Газпром" пытаются "нажимать", используя аргумент о наличии альтернативных центральноазиатских поставщиков газа. В целом же налицо тенденция использования китайцами самых разных механизмов для снижения цен: установление положения монопольного покупателя, связь между поставками сырья и инвестициями в их добычу, бартер и даже прямые коррупционные выплаты местным властям (особенно, в Африке). В этом плане России необходимо более активно развивать связи не только с КНР, но и с другими потребителями углеводородов в АТР: Японией, Южной Кореей, Индией и т.п.
 
Геополитические интересы России затронуты китайской энергетической политикой в Центральной Азии. Китай шаг за шагом наращивает, в том числе и за наш счет, свои связи и влияние в Центральной Азии. Поэтому в интересах России предпринять меры, которые бы блокировали ползучее создание условий для полного доминирования Пекина в этом регионе. Для этого, прежде всего, необходимо усиление присутствия российских нефтяных и газовых компаний в государствах Центральной Азии"[18].
 
Основными поставщиками углеводородного сырья в Китай в 1990-е годы являлись страны Африки, прежде всего Ангола, а также государства Персидского залива (Саудовская Аравия, Оман). Однако в последние десять лет Китай стал разрабатывать новую энергетическую стратегию и в связи с этим стал обращать внимание и на другие источники получения нефти и газа, прежде всего, на соседние с ним страны Центральной Азии, а также Иран и Россию, а также другие государства. Так энергетическое сотрудничество между Казахстаном и Китаем, например, развивается довольно бурно. Еще 25 мая 2006 года Казахстан завершил заполнение участка казахско-китайского нефтепровода Атасу-Алашанькоу, расположенного на территории Китая. Строительство этого участка велось в соответствии с соглашением об основных принципах строительства нефтепровода Атасу-Алашенькоу, подписанным между "Казмунайгазом" и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) 17 мая 2004 года. Общий объем технологической нефти, потребовавшейся для заполнения, составил чуть более 400 тыс. т. Официальный ввод нефтепровода в эксплуатацию состоялся 15 декабря 2005 года"[19].
 
2. США и страны Евросоюза отчетливо заняли нишу растущего потребления сырьевого экспорта. Попытки изменить эту тенденцию за счет других факторов пока не меняют общего прогноза на потребление энергоресурсов. Так, "европейский рынок демонстрировал разнонаправленную динамику в ценах на уголь и газ. Если с начала 2011-го по конец 2012 года цены на уголь в Европе в среднем упали на 27%, то цены на нефть выросли на 15%, а на газ - на 23%, что, собственно, и определяет дальнейшие контуры спроса на различные ресурсы. Уголь стал топливом выбора для многих европейских энергетиков, чему немало способствуют крайне низкие цены на выбросы вредных веществ в ЕС"[20].
 
[21]
 
Это означает стремительную оффшоризацию экономики России за счет прежде всего западных оффшоров. Это означает, что перспектива развития оффшоров в АТР, безусловно, есть[22].
 
 
3. Одновременно растущие экономики становятся во все большей степени финансовыми донорами развитых стран за счет вывода огромных финансовых средств в оффшорные зоны.
 
 
______________
 
[1] От редакции: Человеческий капитал простаивает, гниет и портится // Ведомости. 2012. 15 октября. С. 1.
 
[2] Концепция внешней политики России. Утверждена Указом Президента РФ В.В. Путина 13 февраля 2013 г. / Эл. ресурс: "Президент России". 2013. 18 февраля / http://президент.рф
 
[3] Мир в 2030 году: прогнозы разведывательного сообщества США // Аналитические записки ИМИ МГМИО(У). 2013. Август. N 3. С. 3.
 
[4] Азиатские энергетические сценарии 2030 / под ред. С.В. Жукова. М.: Магистр, 2012. С. 130.
 
[5] Байков Н.М., Гринкевич Р.Н. Прогноз развития отраслей ТЭК в мире до 2035 г. / М.: ИМЭМО РАН, 2012. С. 6.
 
[6] Байков Н.М., Гринкевич Р.Н. Прогноз развития отраслей ТЭК в мире до 2035 г. / М.: ИМЭМО РАН, 2012. С. 17, 19.
 
[7] Байков Н.М., Гринкевич Р.Н. Прогноз развития отраслей ТЭК в мире до 2035 г. / М.: ИМЭМО РАН, 2012. С. 37.
 
[8] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 20.
 
[9] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 20.
 
[10] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 14, 15.
 
[11] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 14, 15.
 
[12] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 22.
 
[13] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 22.
 
[14] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 24.
 
[15] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 24.
 
[16] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 26.
 
[17] Мировая торговля и международные грузопотоки. Годовой отчет. 2009. ВАНТ, 2010. С. 26.
 
[18] Гусев Л.Ю. Энергетическая стратегия КНР / Аналитические записки ИМИ МГМИО(У). 2012. Декабрь. С. 19.
 
[19] Гусев Л.Ю. Энергетическая стратегия КНР / Аналитические записки ИМИ МГМИО(У). 2012. Декабрь. С. 2.
 
[20] Мельникова С. Еврогаз-2012 // Независимая газета. 2013. 9 апреля. С. 10.
 
[21] Хайтун А. Треугольники энерговзаимодействия // Независимая газета. 2013. 9 апреля. С. 11.
 
[22] Вислогузов В., Бутрин Д. Глубже в оффшоры // Коммерсант. 2013. 8 апреля. С. 6.
 


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.