Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Сценарии развития СО на базе конфликта за Арктику

Версия для печати
Рубрика: 
По мере девальвации военно-стратегического равновесия все большую роль начинают играть уже не только великие ядерные державы, но и государства, способные обеспечить себе определенные позиции с точки зрения возможностей коалиционной и даже национальной военной стратегии, в которой используются высокоточные неядерные вооружения и военная техника (ВиВТ). Так, проблемы с безопасностью России возникают не только с западного, южного и восточного, но и северного направлений. В сентябре 2012 года в Норвегии прошла встреча представителей военных ведомств североевропейских государств – Норвегии, Финляндии Дании, Швеции и Исландии, – на которой обсуждались вопросы военной интеграции, совместной военной политики и оценки потенциальных угроз.
 
 
При этом, как оказывается, у всех этих стран есть «проблемы» в отношениях с Россией. В 2011 году, например, по оценке экспертов, «после принятия Россией проекта по освоению архипелага Шпицберген и начала его реализации, из Осло послышались слова протеста. Именно тогда впервые тема арктической безопасности приобрела резкие черты. Очевидно, что норвежские власти решили просто окончательно прибрать Шпицберген к рукам, а потому российский проект явно в их планы не вписывался. Более того, использовать его в военных целях.
 
«Запад принялся за милитаризацию Арктики в попытке установить контроль над ценными ресурсами региона, а НАТО усиливает экспансию в этом регионе. Такое мнение в интервью „Голосу России“ высказала вице-председатель Шведского совета мира и член наблюдательного совета Глобальной сети против оружия и ядерных испытаний в космосе Агнета Норберг. Она, в частности, заявила, что „правительство Норвегии разрешило США разместить там радарные установки: в сочетании со спутниками они используются для ведения войны. Это совершенно новые способы ведения современных войн“»[1].
 
 
С другой стороны, все остальные радарные установки используются для навигации военных самолетов и информирования пилотов о цели бомбардировок. Если посмотреть на карту, то она вся покрыта американскими радиолокационными установками. Получается, с одной стороны, у тебя есть система ПРО, которая может быть использована в оборонительных целях, а с другой стороны, может быть использована в качестве наступательного вооружения. И один из радаров этой системы ПРО установлен вблизи границ России в норвежском Вардё.
 
«Я была удивлена, – продолжает известный общественный деятель, – когда русские эксперты, приехавшие на семинар по Арктике, который мы устраивали в Стокгольме в октябре, не согласились, что ситуация в регионе довольно опасная. Единственный, кто со мной согласился, был Борд Вормдал, журналист, который написал книгу „Спутниковая война“. Мне кажется, что это все из-за неосведомленности об установках вблизи границ России. А это достаточно опасно»[2].
 
 
Самостоятельно Норвегия на антироссийские действия вряд ли решится, поэтому сегодня для нее важно собрать своеобразную команду «единомышленников», которые под лозунгами арктической безопасности могут продавить инициативу об отмене положения о равноправной экономической деятельности на Шпицбергене[3]. Особенно актуальными в этой связи становятся проблемы, связанные с Арктикой.
 
«Финляндия, – отмечают эксперты, – несмотря на достаточно внешнее политическое спокойствие, устами правых сил заявляет, что пора бы поднять вопрос о статусе Карелии. И хотя здесь до Арктики далековато, но так кто же, в конце концов, будет измерять расстояние от Петрозаводска до арктических льдов с помощью линейки на географической карте. Главное – создать прецедент, а там уже погромче обозначить свою обеспокоенность»[4].
 
Казалось бы, что у других стран северной пятерки к России нет больших претензий, но это на самом деле не так. Если рассматривать Швецию, то оказывается, что после российско-грузинского военного конфликта шведские власти очень активно заявляли о российской «агрессии в Грузии» и о том, что эта агрессия угрожает Западу, косвенно призывая к активным действиям по нейтрализации российской «угрозы». Мало того, нейтральная Швеция все активнее заявляет о том, что видит свое дальнейшее развитие при активном сотрудничестве с НАТО.
 
К Дании у официальных российских властей тоже есть свои вопросы. Взять хотя бы проведение в этой стране так называемого Мирового чеченского конгресса, на котором собралась вся террористическая «малина», представители которой были в свое время объявлены в международный розыск. Даже Исландия не является страной, нахождение которой в этом своеобразном списке союзников по борьбе с фантасмагоричной арктической опасностью вызывает много вопросов»[5].
 
Создание Соединенными Штатами региональных систем ПРО в Европе, Северной Америке, на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии неизбежно приводит к выводу, что в конечном счете создается глобальная система ПРО, способная гарантировать защиту не только собственной территории страны и их союзников, но и вооруженных сил НАТО и других стран, размещенных на различных ТВД по всему миру. В случае использования Соединенными Штатами военной силы в любой ее форме такая возможность, безусловно, гарантирует им безопасность и способность понизить «ядерный порог» до приемлемого уровня.
 
 
Сценарии развития СО на базе создания воздушно-космического ТВД
 
Так, очевидно, что новой сферой противоборства становится космическое пространство (которое Россия и Китай предложили определить начиная с высот в 100 км)[6], в котором можно размещать уже не только военную технику, но и оружие. Если не удается этого предотвратить, то высоты свыше 100 км будут также являться полем боя, где будет размещено ударное вооружение. В том числе новые системы ВТО, обладающие повышенной дальностью и скоростью, что делает проблему защиты от них еще более трудной, чем используемые технологии «Стелс». Вот почему в 2007 г. Россия заявила о подготовке совместно с Китаем проекта полномасштабного договора по предотвращению размещения оружия в космосе (ПРОК). В 2008 г. в рамках Конференции по разоружению этот проект был официально внесен на рассмотрение международного сообщества. Такой договор должен закреплять юридические обязательства на паритетной основе – без разделения стран на тех, кто «может иметь» оружие в космосе, и тех, кто «не может».
 
Основные обязательства по этому проекту договора сводятся к следующему:
 
– Не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с любыми видами оружия, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом.
 
– Не прибегать к применению силы или угрозе силой в отношении космических объектов.
 
– Не оказывать содействия и не побуждать другие государства и международные организации к участию в деятельности, запрещаемой договором[7].
 
 
_________________
 
[1] Арктика: милитаризация в целях контроля природных ресурсов? / Цит. по: Эл. ресурс «Евразийская оборона». 2013. 5 февраля / http://eurasian-defence.ru
 
[2] Арктика: милитаризация в целях контроля природных ресурсов? / Цит. по: Эл. ресурс «Евразийская оборона». 2013. 5 февраля / http://eurasian-defence.ru
 
[3] На Россию наступают с Севера? / Эл. ресурс «Военное обозрение». 2012. Август / http://topwar.ru
 
[4] На Россию наступают с Севера? / Эл. ресурс «Военное обозрение». 2012. Август / http://topwar.ru
 
[5] На Россию наступают с Севера? / Эл. ресурс «Военное обозрение». 2012. Август / http://topwar.ru
 
[6] Ранее использовался еще более строгий рубеж в 60 км.
 
[7] Антонов А. И. Международно-правовое регулирование военно-космической деятельности // Вестник МГИМО(У). 2012. № 4(25).


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.