Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Сценарное прогнозирование и стратегическое планирование в целях формирования международной обстановки в интересах России до 2025 года

Версия для печати
Рубрика: 
Идеализированная страна без идеи, обладающая наибольшими территориями
на Земле – и с приростом населения на 0,2% в год…, а той скрепы,
которой в свое время являлась советская идеология, сейчас нет[1]
 
В. Разуваев, В. Разуваев
 
Многие помнят о полете Юрия Гагарина…  не столько по внутреннему,
научному или историческому значению этого события, сколько по его
использованию в целях пропаганды. … Идеей прекрасного будущего
политики стараются заряжать образы людей и характер событий,
которые взрывают границы обыденного, будничного[2]
 
Дж. Бенси, итальянский журналист
 
 
Говоря о методике разработки прогноза на долгосрочную перспективу, важно учитывать, что любая международная (военная, социально-экономическая, финансовая и пр.) обстановка формируется под влиянием не только объективных, но и субъективных факторов. В предыдущей части работы я попытался формализовать эту идею в виде 4-х групп факторов, влияющих на формирование МО и ВПО, из которых одна группа, – связанная с человеческим капиталом и развитием его институтов, – выделилась в последние годы из группы «объективные тенденции в развитии человечества» в самостоятельную и влиятельную группу. Возвращаясь к рисунку, описывающему влияние различных групп факторов (иногда я называю его «мальтийский крест»), мы видим, что влияние субъективных факторов (в особенности в силу возрастания роли человека в истории) в последние десятилетия выражается в том, что от него нередко зависит вся эволюция системы МО–ВПО и развитие тех или иных сценариев.
 
 
При этом важно отчетливо понимать, во-первых, что будущие сценарии международной обстановки (МО) начинают формироваться уже сегодня, А, во-вторых, на них можно оказывать субъективное влияние. Эти сценарии, их варианты развития – отнюдь не абсолютно детерминированный процесс, который экстраполирует макроэкономические тенденции. Они не появляются «сами по себе» из «ниоткуда», они создаются знанием и волей людей, которые основываются на огромных массивах информации. Спецслужбы, например, ежегодно публикуют около 50000 докладов, а ежесуточно отрабатывают несколько миллиардов единиц информации. Только в США «на этом поле» работают не только 16 национальных разведок, но и более 1200 других государственных организаций и почти 2 тыс. коммерческих структур, которые вовлекают в свою деятельность около 1 млн человек.
 
Иными словами, будущее уже создается сегодня конкретными структурами и людьми, информацией и деньгами. Не случайно, что участники одного из венчурных фондов ЦРУ, созданного после неудовлетворительной оценки администрацией аналитической деятельности разведслужб США, сделали вывод о том, что «Будущее не предопределено. Нет судьбы, кроме той, что мы творим»[3].
 
Рассуждая о прогнозе различных сценариев (и их вариантов) развития МО, очень важно понимать, что будущий прогноз зависит не только от четырех указанных выше групп внешних факторов и их взаимодействия, но и от усилий самого субъекта МО, его воли, ресурсов и последовательности. Естественно, чем эти величины будут больше, тем сильнее и будет их влияние на формирующийся сценарий МО. При этом значение группы факторов, входящих в группу «человеческий капитал», будет постоянно усиливаться. На это обратит внимание еще в конце 30-х годов XX века великий русский ученый В.И. Вернадский, говоря о росте влияния «сферы разума» («ноосферы»). С тех пор информационно-аналитическое влияние в мире возросло в тысячи раз и удваивается каждые 1,5–2 года. Это означает, что:
 
– в конечном счете победит не самая сильная, а самая умная локальная цивилизация, которая будет в состоянии обеспечить:
 
– самое лучшее управление ресурсами и целеполаганием;
 
– самое высокое качество НЧК (примечательно, что за последние 25 лет в КНР подготовлено более 300 млн специалистов с высшим образованием);
 
– наиболее развитую и эффективную систему институтов гражданского общества и НЧК, и т.д.
 
– в силовой борьбе роль знаний и институтов становится критически важной, что отражено например в качестве важнейшего приоритета в военной политике США в 2015 году. Эффективность не только силовой, но и вооруженной борьбы определяется в н/в и во все возрастающей степени в будущем качеством НЧК и его институтов, их способность и возможностью управлять наиболее совершенной техникой и др. средствами.
 
В формировании будущего сценария МО будут играть решающее влияние два фактора, которые необходимо не просто учитывать, но взять за основу в своей политике.
 
Во-первых, это возрастающая роль идеологии и базирующейся на идеологии стратегии. Это хорошо видно на примере Украины и ИГИЛ в 2014–2015 годах. Сегодня такая идеология и стратегия есть у двух ведущих ЛЧЦ – американской и китайской, но ее нет у российской. Поэтому в борьбе локальных цивилизаций российская окажется изначально в проигрыше. Ликвидация этого серьезного недостатка фактически началась, но требует сознательного ускорения.
 
Во-вторых, усиление влияния субъективного фактора на формирование МО выражается прежде всего в усилении влияния национального человеческого капитала и институтов его реализации как непосредственно, «напрямую» так и через влияние на другие группы факторов. Так, качество НЧК прямо отражаются на развитии таких глобальных тенденций как информатизация общества, внедрение технологий нового уклада, социальной организации общества и пр.
 
Это означает, что роль этого фактора в формировании будущей международной обстановки должна будет переоценена органами стратегического планирования России. Прежде всего потому, что его культурный, образовательный и исторический потенциалы очевидно недооценены и не используются в полной мере в качестве внешнеполитических ресурсов[4].
 
Среди большого числа возможных негативных сценариев развития МО, вытекающих из конфликта ЛЧЦ, сохраняется возможность, более того, определенная вероятность, развития позитивного сценария. Причем в создании и реализации такой возможности исключительная роль принадлежит России. Россия может предложить другим локальным человеческим цивилизациям и нациям альтернативный и позитивный сценарий развития МО в силу нескольких обстоятельств.
 
Во-первых, усиление субъективных факторов формирования МО в XX и XXI веках придает особое значение идеологии как политическому средству влияния. В еще большей степени, чем в 20-е и 30-е годы XX века. Привлекательная идеология (в данном случае система привлекательных взглядов) становится «желаемым образом будущего», т.е. своего рода ТЗ для сценария, изначально альтернативного сценариям противоборства. Такую идеологию не могут предложить ни западная ЛЧЦ, ни исламская, ни китайская (в силу своей национальной специфики), ни даже индийская. Это - огромное преимущество российской культуры.
 
Во-вторых, обострение МО в XXI веке находит понимание и ожидаемо значительным числом представителей общественного мнения самых разных ЛЧЦ, которые осознают антигуманный и антисоциальный характер господствующей системы. Не случайно в многочисленных прогнозах США две первые по порядку и значению глобальные угрозы США видятся в социальной несправедливости и обнищании населения.
 
Таким образом, формирование и реализация того или иного сценария МО в долгосрочной перспективе будут во многом зависеть от позиции России и того сценария развития, который она выберет, того образа, который будет привлекательным. История начала XIX века, эпохи Наполеона, начала и середины XX века свидетельствуют о том, что «фактор России», в т.ч. субъективный, играл в сценариях развития МО огромную роль. Поэтому при стратегическом прогнозировании и планировании в России необходимо делить значительное внимание:
 
– лидерству в идеологии, как фактору формирования МО–ВПО будущего;
 
– особой роли НЧК страны для обеспечения национальной безопасности;
 
– усилению национальных институтов развития человеческого капитала не только в области образования и культуры, но и в ОПК и ВС РФ.
 
 
________________________________________
 
[1] Разуваев В., Разуваев В. Россия проигрывает в споре цивилизаций // Независимая газета. 2015. 17 февраля. – С. 9.
 
[2] Бенси Дж. Между сущим и грядущим // Независимая газета. НГ-сценарии. 2015. 27 января. – С. 14.
 
[3] Венчурные фонды и другие технологии для национальной разведки. – М.: Физ.-Тех., 2012. – С. 20.
 
[4] Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал. – М.: МГИМО (У), 2011–2013 гг.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.