Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Три стратегических направления обеспечения безопасности России в ХХI веке

Версия для печати
Рубрика: 
Анализ и прогноз развития политики ряда государств, их интересов и политических целей по отношению к России, позволяет сделать вывод о том, что в среднесрочной перспективе наиболее важным и приоритетным с точки зрения обеспечения безопасности России  представляется европейское стратегическое направление, на котором развивается конфликт на Украине, остаётся неразрешенным ситуация в Приднестровье, а также формируется блок антироссийских государств из числа бывших советских республик и стран восточной Европы.
 
Близость к центральным районам России, мощные ресурсы Украины, которые могут быть использованы против России, придают этому направлению исключительно важное стратегическое значение в реализации стратегии военно-силового противоборства с Россией.[1] На этом направлении расположены также те «новые» европейские государства, которые составляют сегодня периферию «старой» Европы, и могут быть использованы без риска для США и НАТО против России. Ресурсы этих государств, используемые в качестве «первого эшелона», вполне сопоставимы с российскими. Так, по военным расходам, численности населения, ВВП, демографическим показателям страны Восточной Европы, Прибалтики и Южной Европы могут быть сопоставимы с Россией.
 
Это стратегическое направление сохранится как для всех этапов в развитии российских сценариев и их вариантов, так собственно и всех сценариев. Прозападный, антироссийский фронт, созданный западной ЛЧЦ от границы Грузии до Финляндии и Норвегии, – фактор универсальный и долгосрочный.
 
Другое важное стратегическое направление – среднеазиатское. Оно обладает огромным конфликтным потенциалом из-за внутриполитической нестабильности и – особенно важно – претензий западной ЛЧЦ и китайской ЛЧЦ на продвижение своих интересов и ценностей по этим направлениям. Это стратегическое направление, как  представляется,  до конца еще не оценено полностью с точки зрения его военно-политической угрозы.
 
Дестабилизация бывших среднеазиатских советских республик и, как следствие, Казахстана, с последующим отходом их в лагерь противников, может стать важным поворотным пунктом в развитии России в XXI веке. В этом случае Россия вновь окажется в границах Московского царства потому, что граница нестабильности вплотную подойдет к Южному Уралу и разделит европейскую и азиатские части России на населенную (безресурсную) часть  и малонаселенную, но обладающую огромными природными ресурсами. Произойдет не только геополитическая и цивилизационная катастрофа России, но и всей Евразии. Что и является стратегической целью западной ЛЧЦ по отношению к России последнее столетие.
 
Наконец, третье направление – вероятная угроза со стороны востока (АТР и Дальний Восток России), – где в XXI веке будут концентрироваться основные противоречия между будущими мощными центрами силы, но где позиции России очень слабы и, что еще важнее, не могут быть быстро усилены. Эти противоречия между разными центрами силы в той или иной форме могут вылиться в угрозы безопасности России и требуют не только их учета в планах развития страны, но и соответствующих корректив.
 
Новые центры силы – КНР, страны Юго-Восточной и Северо-восточной Азии, Япония, США, Россия – каждая из них видит в этом регионе для себя целый спектр жизненно – важных интересов, столкновение которых представляется неизбежным. Особенную остроту представляют возможные конфликты между КНДР и РК, США и Японией, с одной стороны, и Китаем, с другой. В целом все три направления стратегических угроз можно показать следующим образом.
 
 
Эта российская геополитическая специфика развития угроз по трем стратегическим направлениям будет неизбежно «накладываться» не только на «наиболее вероятный», но и «наихудший сценарий», предполагающий, по мнению Национального Совета по разведке США, «рост числа военных конфликтов». Общая тенденция – рост числа военных конфликтов в мире - не может не затронуть Россию в период до 2025 года. Современная политическая история России свидетельствует, что начиная с распада ОВД и СССР военные конфликты различных масштабов стали частью реальности ее существования.
 
 
_____________________________________
 
[1] Подберезкин А.И. Третья мировая война против России: введение в концепцию. – М.: МГИМО-Университет, 2015.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.