Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Эволюция наиболее вероятного сценария развития МО и его вариантов после 2025 года

Версия для печати
Рубрика: 
Трансформация форм и методов насилия в мировой политике ставит перед
исследователями и государственными деятелями сегодня сложную задачу –
подготовиться к будущей войне, которая совсем не похожа на все
предыдущие конфликты[1]
 
С. Нарышкин, Председатель Госдумы ФС РФ
 
… в основу методологии предлагаемой модели прогнозирования развития
военно-политической и стратегической ситуации вокруг РФ можно было
бы положить теорию политического реализма[2]
 
М. Александров, доктор исторических наук, 
сотрудник Центра военно- политических проблем
 
 
Весь ход мировых событий и развитие МО после 2025 года будет предопределен тем действиями субъектов и акторов МО и теми тенденциями, которые будут формироваться в 2016–2025 годах. «Новая» Мо не появится ниоткуда – она станет следствием эволюции развития прежней МО, в которой будут участвовать десятки и сотни тысяч субъективных и объективных факторов. Напомним о том, что в общем виде МО представляет собой систему взаимозависимостей и взаимовлияния, которую мы условно обозначили как «мальтийский крест», включающей 4 основные группы.
 
 
Прогноз развития сценария МО и его вариантов после 2025 года, а также предложения в соответствующую программу ГПВ – 2020–2030, могут быть сделаны таким образом только после корректив, внесенных с учетом возможных изменений в сценарии развития МО и его вариантов после 2025 года.
 
Пока что можно говорить о том, что в краткосрочный перспективе 2016–2025 годов завершится окончательное оформление коалиции западной ЛЧЦ и ее внешнеполитической стратегии до 2025 года. Суть этой стратегии будет заключаться во внедрении в 2016–2025 годы широкого спектра силовых инструментов, которые должны будут компенсировать ослабление влияния западной ЛЧЦ в мире, а также ставки на технологическое лидерство.
 
Анализ существующего сценария развития МО подтверждает, что западная ЛЧЦ во главе с США сделала ставку на усиление военно-силового противоборства с другими ЛЧЦ, включая в свою политику все чаще вооруженные средства. Можно говорить о том, что период 2016–2021 годов будет этапом, когда военная сила станет регулярно, использоваться в политических целях в двух формах: во-первых, как инструмент внутриполитической борьбы, а, во-вторых, как реальное средство внешней политики в отношениях между ЛЧЦ в ограниченных масштабах. Но рубежом станет период 2025 года, когда глобальная война западной ЛЧЦ станет неизбежной.
 
 
 
______________________________________
 
[1] Нарышкин С.Е. Вступительное слово // Подберезкин А.И., Мунтян М.А., Харкевич М.В. Долгосрочное прогнозирование сценариев развития военно-политической обстановки: аналит. доклад. – М.: МГИМО (У), 2014. – С. 3.
 
[2] Александров М.В. К вопросу о возможности создания математической модели прогнозирования военно-политической и стратегической ситуации вокруг РФ // Некоторые аспекты анализа военно-политической обстановки: монография / под ред. А.И. Подберезкина, К.П. Боришполец. М.: МГИМО(У), 2014. – С. 26.


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.