Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Как сделать переход: переход России к политике эффективного управления от политики стратегического сдерживания

«Используя чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех,
кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать
Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным
отличием – мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство, которое
было бы нелегко создавать». [1]
 
Б. Клинтон, выступление на совещании ОКНШ США 25.09.1995
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: «Стратегия управления» и ликвидация неравенства в соотношении сил российской и других ЛЧЦ

Безопасность страны – единая система, которую надлежит постоянно
всесторонне укреплять и перестраивать для повышения адаптивности[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 
Стратегия национальной безопасности России в XXI веке неизбежно исходит из признания качественного неравенства в соотношении сил в мире между ней и ведущими мировыми субъектами, прежде всего, западной ЛЧЦ, которое измеряется десятками раз. Это простое признание означает, как минимум, что:
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Переход от концепции стратегического сдерживания к концепции стратегического управления как первый шаг новой Стратегии национальной безопасности

… не обольщайтесь: не с каждым врагом возможен компромисс,
с некоторыми нельзя идти ни на какие уступки[1]
 
Р. Грин, военный теоретик
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Модели политики «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» России

На практике оказывается, что «не стреляющие» средства вооруженной борьбы, к которым
относится, например, инсценирование рисков и угроз в социальных сетях, оказываются
и более опасными, и более эффективными, чем традиционные средства огневого поражения[1]
 
С. Кравченко, А. Подберёзкин, социологи
 
 
Две политики – «стратегического сдерживания» и «стратегического управления» достаточно
принципиально отличатся друг от друга по целому ряду важнейших особенностей[2].

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегическое сдерживание[1] или стратегическое управление[2] в условиях переходного периода?

… инсценированные угрозы, благодаря манипулятивному воздействию на сознание людей,
могут превращаться в реальные опасности имеющие тенденцию распространяться
по времени и охватывать все новое пространство[3]
 
С. Кравченко, А. Подберёзкин, исследователи-политологи
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Неизбежность смены национальной стратегии

Стратегия – «практическое применение средств, переданных
в распоряжение полководца для достижения поставленной цели»[1]
 
Мольтке, немецкий фельдмаршал
 
 
 
Если говорить коротко с точки зрения неизбежности мены стратегий безопасности в ХХI веке, то такая смена стратегий национальной безопасности, как уже говорилось, находится в зависимости от:
 
– интересов, приоритетов и формируемых на их основе национальной элитой политических целей;
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегия противоборства» и «стратегия управления»:две стратегии национальной безопасности России в XXI веке

… в 1991 г., потерпев поражение, мы не просто стали другим государством или другими
пятнадцатью государствами, мы стали государствами, получившим внешнее управление[1]
 
Е. Федоров
 
В политическом и военном руководстве США сформировалось стратегия войны нового типа,
нацеленная не на разгром противника, а на его «удушение»[2]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Необходимость поиска нетрадиционных средств противодействия развитию негативного варианта базового Сценария эволюции МО–ВПО

… война – это не вооруженная борьба в чистом виде[1]
 
И. Попов, М. Хамзатов, военные эксперты
 
Наш мир стал безопаснее именно благодаря войнам[2]
 
Ян Моррис, социолог
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Основные варианты базового сценария развития МО

… первым признаком того, что элита перестает уделять данной проблеме
(военному искусству – А.П.) должное внимание, является подмена стратегии тактикой[1]
 
И. Попов, М. Хамзатов, военные эксперты
 
Завтра заключается в сегодня, будущее создается в настоящем…
Время – ваше, то, чем оно станет, зависит от вас[2]
 
Каре фон Клаузевит, военный теоретик
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новая стратегия национальной безопасности России как неизбежное следствие изменения МО и ВПО в мире

Точно так же, как применение авиации полностью изменило войну в прошлом столетии,
систематическое использование насильственных методов в финансовой, экономической
и информационных сферах меняет сущность войны в XXI веке[1]
 
А. Гилёв, военный эксперт
 
Основная задача разработчиков долгосрочной стратегии национальной безопасности
заключается не в угадывании будущего, а в его формировании[2]
 
Я. Новиков, Генеральный директор Концерна ВКО «Алмаз-Антей»
 
 

Страницы

Subscribe to nasled.ru RSS


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.