Jump to Navigation

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Многовариантность политики «силового принуждения»

Иногда складывается впечатление (бессознательно, но, чаще всего, под внешним воздействием), что в западной ЛЧЦ существуют отдельные элитные влиятельные группы и социальные слои, которые выступают за альтернативный сценарий развития МО в будущем, что на Западе происходит некая борьба за то, чтобы конфронтацию, противоборство с Россией перевести в плоскость сотрудничества[1]. Эта тема особенно популярна становится накануне выборов в США или в Европе.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Вероятность появления принципиально новых сил и средств политики «новой публичной дипломатии» Запада

Основной прием информационной войны – это манипулирование близкой для
определенной социальной группы идеологией посредством ее радикализации[1]
 
А. Бастрыкин, Председатель Следственного комитета РФ
 
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегические цели развития России в ХХI веке и стратегическое сдерживание

Как уже говорилось выше, цели – субъективное представление правящей элиты об объективных интересах (потребностях). Эти представления, как правило, не соответствуют реалиям в силу самых разных причин – непрофессионализма, узкоклассовом, групповом, корпоративном восприятии, эгоистических соображениях личного, семейного или кланового характера и многих других. В тех случаях, когда субъективные представления относительно соответствуют реалиям, т.е. цели близки интересам ( потребностям), можно говорить о «мудром государственном управлении», что, к сожалению, встречается не часто.

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Обеспечение интересов развития России в ХХI веке средствами стратегического сдерживания

К сожалению, можно только поддержать вывод об усилении эскалации и предложить вариант развития силового сценария МО после 2021 года как продолжение наиболее вероятного действующего варианта сценария. Естественно, с некоторыми корректировками, которые однако, не меняют, как минимум, до 2040 года общей направленности развития этого варианта[1].
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Критерии наибольшей эффективности политики стратегического сдерживания России до и после 2025 года

… как показывает опыт всех без исключения ролевых игр, люди, находящиеся у власти,
всегда реагируют на конкретную тактическую угрозу, а не на отдаленную проблему[1]
 
С.Переслегин и Е. Переслегина
 
… на самом деле, оно, это будущее, не «должно стать», а уже стало[2]
 
Ш. Султанов, политолог
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Военные средства и политические национальные интересы

Эту проблему можно рассмотреть на примере СЯС Франции.
В «Белой книге» отмечается, что стратегические ядерные силы Франции являются независимыми, однако «вносят вклад в общее сдерживание и безопасность союзников, при этом угроза интересам безопасности любого из союзников рассматривается, как угроза французским национальным интересам»[1].
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Военно-силовые меры стратегического сдерживания: политическое и ядерное сдерживание

Военно-силовые (традиционные) средства и меры стратегического сдерживания вполне определённо описаны в Стратегии национальной безопасности России. Они включают в себя «ядерные силы и войска, готовые к боевому применению»[1]. Их технологическое развитие в новых областях – космической, гиперзвуковой, лазерной и пр.- представляет огромную проблему потому, что каждый раз такая новая область становится критически важной для сохранения возможности стратегического сдерживания. В 2018 году определились такие новые области, как:
 
– создание гиперзвуковых ЛА;

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегическое сдерживание и стратегическая стабильность

В этой связи приобретают исключительно важное значение такие понятия как «стратегическое сдерживание» и «стратегическая стабильность», которые становятся центральными в стратегии национальной безопасности России до 2024 года. Стратегическое сдерживание отнюдь не гарантировало стратегическую стабильность в период после 1990 года. Наоборот. В эти годы войны стали нормой, а применение ВТО – характерный чертой политики новой западной коалиции.
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Стратегическое сдерживание и военно-политическая обстановка (ВПО) в мире

Современное состояние политики сдерживания России-НАТО – нестабильно и опасно.
Частью этой проблемы является различное понимание сдерживания, которое
сложилось в России и НАТО[1]
 
Авторы доклада «Россия и НАТО:
как преодолеть нестабильность сдерживания?»
 
 

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Национальная безопасность и стратегическое сдерживание

… перед стратегией не обязательно ставится только одна цель:
добиться военного разгрома противника...(правительство А.П.)
может поставить перед собой стратегические задачи более
ограниченного масштабах[1]
 
Лиддл Гарт, военный теоретик
 
 

Страницы

Subscribe to nasled.ru RSS


Main menu 2

tag replica watch ralph lauren puffer jacket iwc replica swiss
by Dr. Radut.